Меню Рубрики

Анализ на агс кровь норма

Для данной патологии характерны отклонения в строении и функционировании половых органов. Происхождение заболевания пока не установлено, однако медики считают, что синдром развивается вследствие чрезмерной выработки корой надпочечников андрогенов. Болезнь может быть вызвана различными опухолями или врожденной гиперплазией желез.

Врождённая гиперплазия надпочечников является самым распространенным типом верулизующих патологий. Адреногенитальный синдром — это заболевание, которое известно мировой медицине, как синдром Апера-Гаме. Его развитие связано с повышенной выработкой андрогенов и выраженным снижением уровня кортизола и альдостерона, причиной чему служит врожденная дисфункция коры надпочечников.

Последствия отклонения могут быть серьезными для новорожденного, поскольку кора надпочечников отвечает за производство огромного количества гормонов, которые регулируют работу большинства систем организма. В результате патологии в теле ребенка (это может наблюдаться как у мальчиков, так и у девочек) становится слишком много мужских гормонов и очень мало женских.

Каждая форма заболевания связана с генетическими нарушениями: как правило аномалии имеют наследственную природу и переходят от обоих родителей к ребенку. Более редки случаи, когда тип наследования адреногенитального синдрома является спорадическим – возникает внезапно в период формирования яйцеклетки или сперматозоида. Наследование адреногенитального синдрома происходит аутосомно-рецессивным путем (когда оба родителя являются носителями патологического гена). Иногда болезнь поражает детей в здоровых семьях.

Адреногенитальный синдром (АГС) характеризуется следующими закономерностями, влияющими на вероятность поражения им ребенка:

  • если родители здоровы, но оба являются носителями гена StAR дефицита, есть риск, что новорожденный будет болеть врожденной гиперплазией надпочечников;
  • если у женщины или мужчины диагностировали синдром, а второй партнер имеет нормальную генетику, то все дети в их семье будут здоровыми, однако станут носителями заболевания;
  • если один из родителей болен, а второй является носителем адреногенетической патологии, то половина детей в данной семье будут болеть, а другая половина – носить мутацию в организме;
  • при наличии болезни у обоих родителей, все их дети будут иметь аналогичные отклонения.

Андрогенетическое заболевание условно подразделяется на три типа – вирильный простой, сольтеряющий и постпубертатный (неклассический). Разновидности имеют серьезные отличия, поэтому каждый пациент требует детальной диагностики. Как проявляются формы адреногенитального синдрома:

  1. Вирильная форма. Для нее характерно отсутствие признаков наличия надпочечниковой недостаточности. Остальные симптомы АГС присутствуют в полном объеме. Данный тип патологии крайне редко диагностируют у новорожденных, чаще – у подростков (юношей и девушек).
  2. Сольтеряющий тип. Диагностируется исключительно у младенцев в течение первых недель/месяцев жизни. У девочек наблюдается псевдогермафродитизм (наружные половы органы схожи с мужскими, а внутренние – женские). У мальчиков сольтеряющий синдром выражается так: половой член имеет непропорционально большой размер относительно тельца, а кожный покров мошонки имеет специфическую пигментацию.
  3. Неклассический вид. Для патологии характерно наличие неясной симптоматики и отсутствие выраженной дисфункции надпочечников, что сильно усложняет диагностику АГС.

Врожденная дисфункция надпочечников объясняется лишь проявлением наследственной болезни, поэтому приобрести в течение жизни или заразиться такой патологией невозможно. Как правило, проявляется синдром у новорожденных малышей, но редко АГС диагностируют у молодых людей возрастом до 35 лет. При этом активизировать механизм патологии могут такие факторы, как прием сильнодействующих препаратов, повышенный радиационный фон, побочное действие от гормональных контрацептивов.

Каким бы ни был стимул для развития болезни, причины адреногенитального синдрома носят наследственный характер. Прогноз выглядит примерно так:

  • если в семье хотя бы 1 родитель здоров, ребенок вероятно родится без патологии;
  • у пары, где один носитель, а другой болен АГС в 75% случаев родится больной ребенок;
  • у носителей гена риск иметь больного ребенка равен 25%.

АГС не относится к числу смертельно опасных болезней, однако некоторые его симптомы доставляют человеку серьезные психологические неудобства и нередко приводят к нервному срыву. При диагностике патологии у новорожденного родители имеют время и возможность помочь ребенку с социальной адаптацией, а если заболевание обнаруживается в школьном возрасте или позже, ситуация может выйти из-под контроля.

Установить наличие АГС можно исключительно после проведения молекулярно-генетического анализа. Симптомы адреногенитального синдрома, которые указывают на необходимость диагностики — это:

  • нестандартная пигментация кожных покровов ребенка;
  • устойчивый рост артериального давления;
  • несоответствующий возрасту ребенка низкий рост (из-за быстрого окончания выработки соответствующего гормона рано происходит остановка роста);
  • периодические судороги;
  • проблемы с пищеварением: рвота, поносы, сильное газообразование;
  • у девочек половые губы, клитор недоразвиты или же, наоборот, имеют увеличенные размеры;
  • у мальчиков внешние половые органы имеют непропорционально большие размеры;
  • у девушек с АГС наблюдаются проблемы с менструациями, зачатием ребенка (часто сопутствует болезни бесплодие), вынашиванием плода;
  • у пациенток женского пола часто происходит оволосение половых органов по мужскому типу, кроме того, наблюдается рост усов, бороды.

Заболевание может быть обнаружено на ранней стадии у новорожденных детей, что связано с проведением неонатального скрининга на 4 сутки после рождения ребенка. В ходе теста каплю крови из пятки малыша наносят на тест-полоску: если реакция положительная, ребенка переводят в эндокринологический диспансер и проводят повторную диагностику. После подтверждения диагноза начинается лечение АГС. Если адреногенитальный синдром у новорожденных обнаружен рано, то терапия проходит легко, в случаях позднего обнаружения адреногенетической патологии сложность лечения растет.

источник

Адреногенитальный синдром (сокр. АГС) — это наследственное заболевание, оно вызывается у детей нарушением в определенном гене. Такие гены называют мутантными. При АГС наблюдается нарушение функций надпочечников. Это железы, которые вырабатывают гормоны, они располагаются рядом с почками. Надпочечниками вырабатываются различные гормоны, необходимые для нормального функционирования и развития организма. В числе гормонов, развитие и синтез которых может быть нарушен можно отметить следующие: кортизол, необходим для противостояния организма стрессам и проникновение инфекций; альдостерон – гормон для поддержания кровяного давления и функции почек; андроген — гормон, которые необходим для нормального роста половых органов.

У людей с АГС как правило наблюдается недостаточность ферментов, которые называются 21-гидроксилаза. В итоге нарушается трансформация холестерола в альдостерон и кортизол, которые контролируются этим ферментом. Вместе с этим происходит скопление предшественников альдостерона и кортизола, которые превращаются (в норме) в половые гормоны мужчины — андрогены. При АГС накапливается много предшественников альдостерона и кортизола, в результате образуется большое количество этих гормонов, что является главной причиной возникновения АГС.

  • Вокруг сосков и на конечностях высокий рост волос;
  • Ранняя ломка голоса, то есть ребенок говорит низким голосом;
  • Ускорение роста;
  • Ребенок после интенсивного роста все-таки остается низкорослыми;
  • Обострение процессов, связанных с половым созреванием.

Существует несколько видов адреногенитального синдрома, но почти в 90 % случаев синдром обусловлен недостаточностью ферментов 21-гидроксилазы. Клинически различают три основные формы недостатка 21-гидроксилазы. Две формы называют классическими. Первая известна как вирилизирующая, которая обусловлена высоким уровнем андрогенов, что приводит к избыточной маскулинизации, то есть к чрезмерному росту половых признаков. Это в большей степени заметно у девочек по высокому развитию половых органов после рождения. Вместе с этим развитие половых органов (яичников и матки у таких девочек нормально происходит). Вторая форма — соль-теряющая. Данная разновидность связана с недостаточной работой синтеза альдостерона — гормона, который необходим для возвращения соли в кровоток через почки. При третьей форме недостатка 21-гидроксилазы, признаки избыточной проявляются у мальчиков и девочек после рождения.

Адреногенитальный синдром у мальчиков и девочек может наследоваться по аутосомно-рецессивному виду, то есть в одном поколении накапливаются больные в семье. Это наследование обусловлено появлением фрагмента родословной семьи, в котором новорожденный ребенок родился с адреногенитальным синдромом. На линии родословной мужчины и женщин можно отметить лишь одну хромосому из 23 пар, которая имеется у человека. Данная хромосома содержит мутантный или нормальный ген адреногениталынго синдрома.

У ребенка в таких хромосомах имеется мутантный ген. У каждого из родителей мутантные гены могут содержаться лишь в одной хромосоме, а другие хромосомы нормальные и поэтому они здоровы. Эти люди являются носителями мутантных генов. У матери от бабки мутантный ген имеется лишь в одной хромосоме, как и у отца со стороны деда. Они, как и родители заболевшего ребенка, не больны, однако передали хромосомы, имеющие мутантный ген, детям. У вторых бабки и деда обе хромосомы имеют только нормальный ген. Поэтому при рецессивном наследовании заболевает лишь тот член семьи, который от родителей получил обе хромосомы с мутантным геном. Все остальные члены семейства здоровы, в том числе и те, кто имеет мутантный ген.

Существует 3 клинические формы:

  1. простая вирилизация;
  2. с потерей солей (наиболее тяжёлая форма, начинается в возрасте 2 — 7 недель жизни);
  3. гипертензией.

Наиболее опасной для жизни и частой является форма соль-теряющая АГС. Если лечение не будет во время назначено, ребенок может погибнуть. При других формах заболевания дети растут быстро и у них очень рано проявляются вторичные признаки полового созревания, в частности, появление волос на лобке.

Явления, при которых блокируется синтез альдостерона:

  • Недостаточность 21-гидроксилазы;
  • Недостаточность гидроксистероид-дегидрогеназы.
  • Увеличено выведение кетостероидов.

При первой форме – наблюдается увеличение прегнандиола.

Чтобы избежать появления таких тяжелых заболеваний как андреногенитальный синдром, надо чтобы ребенок был тестирован на данный синдром сразу после рождения. Для такой процедуры существуют программы для проведения скрининга ребенка. Скрининг начинается таким образом: у новорожденного на 4 день жизни непосредственно перед выпиской из род. дома берут из пяток капли крови, которая наносится на специальную бумагу. Кровь высушивают, и бланк, на котором написана фамилия ребенка и ряд других данных, необходимых для его идентификации, перенаправляется в лабораторию региональной консультации. В лаборатории проводят исследование, которое выявляет новорожденных, у которых имеет место подозрение на АГС. В данном случае лаборатория отправляет на повторные анализы ребенка.

Обычно в это время педиатр сообщает родителям о том, что первый тест на синдром у их ребенка ненормальный. У них есть повод для беспокойства. Второе тестирование крови у младенца будет решающим. В некоторых случаях при повторном исследовании показатель 21-гидроксилдазы нормальный. Это значит, что результат первого анализа был неверный, то есть ложноположительным. Причины таких исследований могут быть обусловлены ошибками лаборатории. Данный результат, свидетельствующий о том, что у новорожденного нет АГС, сразу сообщают родителям.

Успешное лечение форм адреногенитального синдрома у детей стало возможным за счет распознавания биохимической сущности болезни — остановке биосинтеза кортизола. Повышенная секреция АКТГ вызывает образование андрогенов, поэтому целью лечебных исследований является подавление данной секреции. Применяя механизмы обратной связи, возможно снижение АКТГ – секреции. Этого добиваются путем введения кортизона или преднизолона. Дозы преднизолона необходимо титровать, то есть применять такое количество, которое требуется для понижения почечной экскреции кетостероидов до нормального уровня. Как правило, этого добиваются при суточных дозах преднизолона в пределах 5-15 мг. В случаях с вирилизированными девочками может потребоваться пластика влагалища или частичное удаление клитора. Результаты, — естественно, при поддерживающей терапии преднизолоном, — эффективны; во множестве случаев становится возможной даже беременность.

источник

Эта патологическая форма также известна под названием врожденной гиперплазии коры надпочечников, или врожденной дисфункции коры надпочечников (в противоположность приобретенному адреногенитальному синдрому, который обычно связан с наличием опухоли коры надпочечников). В прежние годы врожденная гиперплазия коры надпочечников трактовалась как псевдогермафродитизм (вирильный синдром) у девочек и macrogenitosomia praecox (ложное раннее половое созревание) у мальчиков.

Этиология заболевания окончательно не установлена. Наследственный фактор подтверждается заболеванием нескольких детей у одной матери; при этом, по-видимому, рождение ребенка с врожденной дисфункцией коры надпочечников зависит от состояния матери. Наследственный фактор при данной патологии устанавливается приблизительно в 24% случаев.

Многочисленные исследования нарушения синтеза стероидных гормонов в коре надпочечников у детей при врожденном адреногенитальном синдроме, которые проводились начиная с 1950 г., позволили выдвинуть общую концепцию патогенеза этого синдрома. В результате нарушения ряда ферментативных систем, обеспечивающих правильный синтез надпочечниковых гормонов, при адреногенитальном синдроме резко снижается выработка кортизола (гидрокортизола); вследствие снижения в крови уровня кортизола компенсаторно усиливается продукция гипофизом АКТГ. И действительно, у таких больных иногда в крови находят повышенный уровень АКТГ. Постоянная стимуляция надпочечников кортикотропином, с одной стороны, ведет к гиперплазии сетчатой зоны коры, а с другой — к гиперпродукции мужских половых гормонов (андрогенов), избыток которых в крови обусловливает вирилизацию организма.

Ряд исследований, проведенных в эти же годы, позволил установить, что различные клинические варианты адреногенитального синдрома определяются блоками ферментных систем на отдельных этапах синтеза кортикостероидов.

Первый из блоков на пути синтеза кортикостероидных гормонов был определен на этапе перехода холестерина в прегненолон. Такое поражение встречается исключительно редко. Нарушается образование всех видов гормонов и в результате наступает тотальная адренокортикальная недостаточность, несовместимая с жизнью. Младенец погибает или в утробе матери, или сразу же после рождения. Вследствие выпадения нормального воздействия андрогенов на урогенитальное развитие плода система мюллерова протока женского типа сохраняется недифференцированной даже при мужском генотипе. Поэтому родившийся ребенок с таким ферментативным нарушением имеет наружные половые органы женского типа, а в действительности является мужским псевдогермафродитом. Очень характерной особенностью такого варианта адреногенитального синдрома является липоидная гиперплазия коры надпочечников, яичников или яичек.

Читайте также:  Сдать кровь на анализ терапевт

Наиболее обычным типом перинатального адреногенитального синдрома является состояние, вызываемое блокадой оксидации. При дефиците фермента 21-гидроксидазы нарушается нормальное образование 11-дезоксикортизола и кортизола из 17альфа-гидроксипрогестерона и 11-дезоксикортикостерона из прогестерона (с дефицитом образования также и альдостерона). Приблизительно в 2/3 случаев этот блок является частичным, и тогда достаточно образоваться альдостерону, чтобы свести до минимума потерю натрия, а образующийся в небольших количествах кортизол предупреждает серьезные симптомы надпочечниковой недостаточности. Вместе с тем свободно синтезирующиеся андрогены, постоянно стимулируемые избытком АКТГ, вызывают маскулинизацию детского организма со значительным увеличением полового члена у мальчиков и развитием ложного гермафродитизма у девочек.

Под влиянием гиперпродукции АКТГ усиленно образуются и производные прогестерона, из которых наиболее характерным является увеличение содержания прегнантриола, который выделяется в мочу за сутки в количестве более чем 2 мг (высший предел нормы). Примерно у 1/3 больных с адреногенитальным синдромом образование кортизола и альдостерона очень низкое, и тогда развертывается картина тяжелого, сольтеряющего типа адреногенитального синдрома.

Наконец, блокирование фермента, обеспечивающего 11-гидроксилирование, нарушает синтез кортизола и альдостерона. Но так как при этом образуется в избытке 11-дезоксикортикостерон (предшественник альдостерона), сам обладающий выраженной минералокортикоидной активностью, электролитное равновесие организма не нарушается и развивается гипертензия. Следовательно, при данном варианте врожденной гиперплазии коры надпочечников явления маскулинизации сочетаются с гипертензивным синдромом. Доказано, что при гипертензивной форме адреногенитального синдрома кора надпочечников секретирует также большое количество соединения «S-Рейхштейна» или 11-дезоксикортизола, которое выделяется в мочу как субстанция «тетрогидро-S». Прегнантриола в моче обычно мало.

Таким образом, при избыточной продукции андрогенных гормонов вследствие нарушения биосинтеза кортизола в суточной моче повышается содержание андрогенов, которые выделяются как 17-кетостероиды. Не выяснен еще окончательно вопрос, какое именно андрогенное соединение или группа соединений с андрогенной активностью играет роль при врожденной гиперплазии коры надпочечников.


Врожденный адреногенитальный синдром у девочки 11 месяцев. а — внешний вид ребенка, б — гипертрофия клитора

Клинические формы врожденной дисфункции коры надпочечников. Врожденная гиперплазия надпочечников может развиваться у детей обоего пола, но у девочек она встречается несколько чаще. Вместе с тем синдром потери соли чаще наблюдают у мальчиков. Наибольшее распространение получило предложенное Уилкинсом клиническое деление адреногенитального синдрома на вирильную (простую), сольтеряющую и гипертензивную формы; первую (вирильную) форму называют еще компенсаторной. Эти формы имеют четкую клиническую симптоматику и у детей проявляются в постнатальном и препубертатном периодах. Следует указать, что вирилизация организма в той или иной степени имеется при сольтеряющем синдроме и при наличии гипертензии.

Чаще всего встречается вирильная форма заболевания. Симптомы заболевания у девочек обычно проявляются уже при рождении, реже в первые годы постнатального периода. У мальчиков рост полового члена и оволосение развиваются на 2-3-м году жизни, что затрудняет раннюю диагностику заболевания.

Как указывалось выше, у девочек простой вирильный тип адреногенитального синдрома выражается в картине ложного гермафродитизма. Уже с рождения находят увеличенный клитор, который, постепенно увеличиваясь, начинает принимать вид мужского полового члена. Мочевыводящее отверстие открывается, однако у основания пенисообразного клитора. Может быть урогенитальный синус. Большие срамные губы имеют вид расщепленной мошонки. Изменения наружных половых губ иногда так выражены, что трудно определить пол ребенка. Если к этому добавить, что у девочки уже в возрасте 3-6 лет появляется избыточное оволосение на лобке, ногах, спине, ускоряется физическое развитие, повышается мышечная сила и усиленно подчеркивается мужская архитектоника, то не удивительно, что нередко ребенка принимают за мальчика с двусторонним крипторхизмом. Такая трансформация женского организма в мужской может быть только при отсутствии правильного лечения. Что же касается нарушения половых органов, то, согласно рекомендациям Уилкинса, следует выделять три степени этих изменений: I степень — заболевание развилось во второй половине внутриутробного периода, имеется только гипертрофированный клитор, II степень — конец первой половины беременности, помимо увеличенного клитора имеется урогенитальный синус, III степень — нарушение функции надпочечников произошло в первые месяцы внутриутробной жизни плода, наружные половые органы сформированы по мужскому типу. Значит, чем раньше во внутриутробном периоде происходит гиперсекреция андрогенов, тем больше будут изменены половые органы. Чаще всего приходится иметь дело с III степенью изменения наружных половых органов.

Естественно, что у таких девочек в дальнейшем не происходит полового созревания, не появляются молочные железы и отсутствуют менструации.

У мальчиков, как отмечалось, адреногенитальный синдром начинает проявляться только с 2-3 лет. С этого времени происходит усиленное физическое и ложное половое созревание ребенка. Быстрый рост, усиленное развитие мускулатуры, увеличение полового члена, чрезмерное оволосение, появление волос на лобке делают такого ребенка похожим на взрослого мужчину. У рано развившихся мальчиков могут появиться эрекции, иногда возникает половое чувство, но при наличии детской психики. Естественно, что у таких детей яички находятся в инфантильном состоянии и в дальнейшем не развиваются.

Как у девочек, так и у мальчиков ускоренный рост со временем прекращается в связи с ранним закрытием эпифизарных зон роста. В итоге такие дети, несмотря на высокий темп роста в первые годы жизни, остаются в дальнейшем низкорослыми.

Несколько реже врожденный адреногенитальный синдром может сочетаться со значительным нарушением электролитного равновесия. Согласно классификации Уилкинса, это будет адреногенитальный синдром с потерей соли.

Наряду с симптомокомплексом вирилизма, указывающим на гиперпродукцию кортикостероидов с андрогенной активностью, у таких детей снижаются глюкокортикоидная и минералокортикоидная функции коры надпочечников. Происхождение нарушений электролитного баланса при адреногенитальном синдроме не вполне выяснено. Высказывают предположение о недостаточности (или отсутствии) гормона, задерживающего в организме соль, — альдостерона. Так, в 1959 г. Близзард и Уилкинс нашли, что при простой вирильной форме заболевания секреция альдостерона происходит нормально; при сольтеряющей форме адреногенитального синдрома уровень альдостерона в крови был понижен. Вместе с тем Прадер и Веласко в 1956 году отметили возможность секреции корой надпочечников гормонов, повышающих выделение натрия из организма. Эти гормоны, по-видимому, отличаются от альдостерона.


Макрогенитосомия у мальчика 3 лет с врожденным адреногенитальным синдромом.

В недавно опубликованной работе Кенни и Мигеона указывается, что при данном типе адреногенитального синдрома продукция корой надпочечников кортизола также понижается.

Таким образом, сольтеряющий тип адреногенитального синдрома представляет собой типичный пример врожденной дисфункции коры надпочечников: с одной стороны, усиленное выделение в кровь андрогенов, с другой — дефицит продукции кортизола и минералокортикоидов.

Симптомы сольтеряющего синдрома обычно развиваются у детей в первые недели или в первый год жизни. Чаще эта форма встречается у мальчиков. Течение заболевания тяжелое и связано с усиленным выделением из организма натрия и хлоридов и одновременной гиперкалиемией. У больных развивается повторная рвота, наступает эксикоз, снижается вес. Ребенок сначала раздражительный, но может быстро впасть в состояние прострации: черты лица заостряются, кожа серовато-темная, наступает коллапс и, если не начато энергичное лечение, больной погибает. Такое состояние иногда развивается остро по типу аддисонического криза. Кроме того, смерть может наступить внезапно и без предшествующего коллапса. Видимо, в таких случаях она является результатом гиперкалиемии. Даже получая соответствующую терапию (кортизон, соль), ребенок с сольтеряющей формой адреногенитального синдрома не гарантирован от острого развития криза. Это возможно, например, при присоединении интеркуррентной инфекции. Введение кортизона дополнительно к ранее назначенной дозе и солевого раствора быстро выравнивает состояние больного.

В таких случаях педиатры нередко предполагают стеноз привратника или острую токсическую диспепсию. Парентеральное введение этим детям солевого раствора временно улучшает состояние больного, но без систематического назначения кортизона вновь наступает рецидив заболевания. Правильное распознавание характера болезни облегчается в тех случаях, когда у девочек одновременно имеется картина псевдогермафродитизма. У мальчиков диагноз затруднен тем обстоятельством, что у них вирилизация наступает позже, а на несколько гипертрофированный половой член у новорожденного не обращают должного внимания.

Диагноз решает повышенное для данного возраста содержание в моче 17-кетостероидов. Помогает в диагностике высокий уровень в плазме крови калия и пониженный натрия. Электрокардиограмма часто имеет типичный для гиперкалиемии вид.

Довольно редко встречается третий вид адреногенитального синдрома — гипертоническая его форма. Она обусловлена нарушением 11-С-гидроксилирования на последнем этапе синтеза кортизола с избыточным выделением в кровь дезоксикортикостерона, способным повышать артериальное давление. У этих больных, помимо гипертензии, имеются все симптомы вирильного синдрома. Терапия кортизоном способствует у больных снижению артериального давления.

Таким образом, адреногенитальный синдром у детей является врожденной дисфункцией коры надпочечников. Для всех форм характерен дефицит образования гидрокортизона (кортизола). При сольтеряющей форме, кроме того, нарушен синтез минералокортикоидов, а при гипертоническом типе усиленно образуется предшественник альдостерона — дезоксикортикостерон.

Несмотря на то что при врожденной дисфункции коры надпочечников нарушен синтез кортизола, расстройства углеводного обмена встречаются редко. Все же возможна гипогликемия с повторными гипогликемическими кризами (без нарушения регуляции электролитов).

Частичный гипокортицизм может выражаться в нередко наблюдаемой у таких больных пигментации кожи. Кроме того, у ряда детей даже с компенсированной формой адреногенитального синдрома под влиянием стресса относительная надпочечниковая недостаточность может проявиться в слабости, гипотонии, мышечных болях. Если у больных нарушение регуляции электролитов имелось хотя бы в скрытой форме, под влиянием стресса возникает типичный сольтеряющий криз.

Уже указывалось на то, что при врожденной гиперплазии коры надпочечников адреногенитальный синдром может выявиться только в постнатальном или препубертатном периоде. Вопрос этот изучен еще недостаточно. В таких случаях всегда следует проводить дифференциальную диагностику с приобретенным адреногенитальным синдромом, вызываемым андрогеноактивной опухолью надпочечника или яичника.

Диагноз врожденной дисфункции коры надпочечников нетруден, когда уже при рождении у ребенка обнаруживают аномальное развитие наружных половых органов, гирсутизм, ускоренное физическое развитие. Имеет значение правильно собранный анамнез: быстрое развитие вирилизации указывает скорее на наличие опухоли коры надпочечников, постепенное — более характерно для врожденного адреногенитального синдрома. В этом отношении большую помощь могут оказать данные супраренорентгенографии с введением кислорода через околопочечную клетчатку. Этим способом можно исследовать надпочечники сразу с двух сторон.

Из лабораторных методов исследования наибольшее распространение получило определение в суточной моче содержания нейтральных 17-кетостероидов. При врожденной гиперплазии и при опухолях коры надпочечников, как правило, количество их значительно повышено, причем в прямом соответствии со степенью вирилизации. В 10-12 лет в суточной моче может содержаться до 30-80 мг 17-кетостероидов, что значительно превышает возрастную норму (до 10 мг в сутки).

Как правило, при адреногенитальном синдроме значительно повышена адренокортикотропная активность плазмы.

Уровень в моче суммарных 17-оксикортикостероидов при врожденном адреногенитальном синдроме и при опухолях коры надпочечников бывает различным. При опухолях показатели чаще бывают повышенными (но не всегда), при врожденной дисфункции коры надпочечников — нормальные или пониженные.

Частичное нарушение синтеза кортизола при адреногенитальном синдроме приводит к выделению с мочой, его продуктов метаболизма — тетрагидропроизводных. Однако чаще отмечается более грубое нарушение синтеза кортизола, что ведет к выделению метаболитов промежуточных продуктов синтеза кортизола — прогестерона и 17-оксипрогеетерона. Это происходит при нарушении 21-гидроксилации, а потому в диагностике врожденного адреногенитального синдрома имеет значение определение именно продуктов прогестерона и 17-оксипрогестерона. Такими продуктами являются прегнандиол (метаболит прогестерона) и прегнантриол и прегнантриолон (метаболиты 17-оксипрогестерона).

Все эти метаболиты появляются в моче в значительном количестве уже в ранних стадиях заболевания, причем наличие их указывает на блокаду 21-гидроксилирования. Установлено, что прегнандиол, прегнантриол и прегнантриолон могут накапливаться в моче и при вирилизирующих аденомах надпочечников, что следует учитывать при дифференциальной диагностике вирильного синдрома.

Как видно из изложенного выше, иногда трудно провести дифференциальный. диагноз между опухолью коры надпочечников и их гиперплазией. Особенно это затруднительно при позднем развитии вирилизации. Очень облегчает задачу супраренорентгенография. Но опухоль может возникнуть и очень рано и, кроме того, она иногда бывает столь малых размеров, что не выявляется на рентгенограммах. В настоящее время важное значение придают кортизоновой пробе. Если больному с адреногенитальным синдромом вводить по 50-100 мг кортизона в день в течение 5 дней (или в соответствующей дозе преднизон, преднизолон или дексаметазон), то выделение за сутки с мочой 17-кетостероидов значительно и стойко снизится. При наличии вирилизирующей опухоли коры надпочечников экскреция в мочу 17-кетостероидов не падает. Это указывает на то, что продукция андрогенов в коре надпочечников не зависит от повышенной секреции в кровь АКТГ. Назначением кортизона больным с врожденным адреногенитальным синдромом можно добиться также уменьшения выделения с мочой и прегнантриола.

Врожденный адреногенитальный синдром следует дифференцировать со всеми видами преждевременного полового развития: церебрально-гипофизарным, овариального или тестикулярного генеза. Преждевременное половое созревание конституционального типа или зависящее от поражения межуточно-гипофизарной области будет всегда истинным, изосексуального типа. Повышение содержания в моче 17-кетостероидов умеренное и никогда не превышает подросткового уровня. В моче обнаруживают повышенное содержание гонадотропинов. Яички у мальчиков увеличиваются до размеров взрослых, в то время как при адреногенитальном синдроме они недоразвиты. В сомнительных случаях большое значение имеет биопсия яичек. При адреногенитальном синдроме находят незрелые канальцы и отсутствие клеток Лейдига, а при других типах раннего полового развития — большое количество клеток Лейдига и сперматогенез. Преждевременное половое созревание у мальчиков изредка связано с наличием интерстициально-клеточной опухоли яичка. В этих случаях имеется одностороннее увеличение размеров яичка; при пальпации оно плотное и бугристое; второе яичко может быть гипоплазировано. Биопсия с последующей гистологией тестикулярной ткани решает диагноз.

Читайте также:  Расшифровка анализа крови алт у детей

У девочек преждевременное половое развитие исключительно редко может быть вызвано гранулезоклеточной опухолью яичника. Однако эта опухоль является эстрогеноактивной и преждевременное половое развитие происходит по женскому типу (при адреногенитальном синдроме — по мужскому). Арренобластома — опухоль яичника — с андрогенной активностью у девочек практически не встречается.

В настоящее время твердо установлено, что наиболее рациональной терапией врожденной дисфункции (гиперплазии) коры надпочечника является назначение больному кортикостероидных препаратов (кортизон и его производные). Это в полном смысле является заместительной терапией, поскольку в основе врожденного адреногенитального синдрома лежит дефицит продукции кортизола (гидрокортизона) и минералокортикоидов. При этом лечение и зависимости от формы заболевания проводится дифференцированно.

При простой (вирильной) форме синдрома кортизон (преднизон или преднизолон) заметно снижает выделение с мочой 17-кетостероидов и биологически активных андрогенов. При этом процесс подавления может неограниченно, долго поддерживаться относительно малыми дозами препарата, не оказывающими отрицательного действия на обмен.

Лечение начинают с относительно больших доз кортизона или его производных (так называемая шоковая терапия), которые могут подавлять андрогенную функцию надпочечников. Степень подавления функции надпочечников определяют по суточной экскреции 17-кетостероидов и прегнантриола. Этим способом можно снизить уровень экскреции 17-кетостероидов у детей раннего возраста до 1,1 мг в сутки, у детей старшего» возраста — до 3-4 мг в сутки. Продолжительность «шоковых доз» кортикостероидов — от 10 до 30 дней. Предпочтительно внутримышечно вводить кортизон-ацетат по 10-25 мг в сутки детям грудного возраста, 25-50 мг детям 1-8 лет и 50-100 мг в сутки подросткам.

Можно назначить кортизон (и его производные в соответствующих дозах) и внутрь.

После достижения определенного эффекта переходят на длительную поддерживающую терапию, причем нужная дозировка кортикостероида устанавливается по уровню экскреции в мочу 17-кетостероидов. Кортизон назначают и внутримышечно (например 2-3 раза в неделю половину «шоковой дозы») или внутрь (дробно равными дозами в количестве, примерно вдвое превышающем суточное количество препарата, вводимого внутримышечно). Преднизон или преднизолон имеет преимущество перед кортизоном, поскольку они более активно угнетают продукцию АКТГ передней долей гипофиза и, кроме того, мало задерживают соль в организме. Для поддерживающей терапии доза этих препаратов в 10-20 мг в сутки угнетает выделение с мочой 17-кетостероидов продолжительное время.

При сольтеряющем синдроме, который чаще возникает у детей с врожденной гиперплазией коры надпочечников в возрасте до 4-5 лет, требуется срочное введение поваренной соли, кортизона и дезоксикортикостерона (ДОК), причем дозы назначают в соответствии с остротой заболевания. При острой потере соли (протекающей по типу аддисонического криза) внутривенно вводят из расчета 5 мг (кг) в сутки гидрокортизон и 0,5-1 мг (кг) в сутки ДОК- Внутривенно (капельным способом) вводят раствор (5%) глюкозы около 1000 мл с добавлением 20% раствора поваренной соли на 1 кг веса тела. Скорость введения — 100 мл жидкости за час. При постепенном развитии синдрома можно рекомендовать 5 мг кортизона на 1 кг веса. При необходимости добавляют ДОК по 2 мг в сутки с постепенным увеличением дозы препарата. Хороший эффект оказывают подкожные подсадки кристаллов (по 100-125 мг) ДОК, который очень медленно всасывается в кровь и поддерживает электролитное равновесие организма. При гипертензивных формах заболевания не следует давать больному ДОК и другие гормоны, усиливающие задержки натрия и воды. Достигается хороший эффект от применения кортизона или преднизолона. Нужно указать, что, если больные заболевают, или подвергаются хирургическому вмешательству, дозы гормонов рекомендуется увеличить, что особенно важно при сольтеряющих формах адреногенитального синдрома.

Приводим 2 случая врожденной дисфункции коры надпочечников: у девочки 6 лет с картиной ложного гермафродитизма и у мальчика 5 лет с macrogenitosomia praecos.


Валя P., 6 лет, врожденный адреногенитальный синдром.
а — вид спереди; б — вид сбоку; в — резко гипертрофированный пенисообразный клитор

Валя P., 6 лет, поступила в детское отделение Института экспериментальной эндокринологии и химии гормонов АМН 26/XII 1964 г. У ребенка неправильное строение половых органов, преждевременное оволосение в области лобка. Девочка родилась дома от второй нормально протекавшей беременности. При. рождении вес нормальный, клитор несколько увеличен. Девочка начала ходить с 18 месяцев; с 3 лет отмечен быстрый рост.

При поступлении рост 131 см, вес 25 кг 700 г. На коже имеются аспае vulgaris. На лобке — выраженное оволосение по мужскому типу. Изменений в строении скелета нет. Сердце — без особенностей, пульс 92 удара в минуту, хорошего наполнения, тоны сердца ясные. Артериальное давление 110/65 мм. Изменений внутренних органов не обнаружено. Клитор пенисообразный, длиной 3 см, эригированный. Уретра открывается в урогенитальный синус у корня клитора. Имеются labioruni scrotulae, в толще которых тестикулы не определяются. Ректально прощупана матка размером с чечевицу. Опухолей в малом тазу не определяется.

Данные рентгенологического исследования: форма и величина турецкого седла не изменены, костный возраст соответствует 12 годам.

После пробы с кортизоном, вводимым внутримышечно в течение 7 дней, суточное количество 17-кетостероидов снизилось до 5,5 мг, дегидроэпиандростерона — до 0,4 мг, 17-оксикортикостероидов — до 26,6 мг.

Больной был назначен преднизолон но 5 мг 2 раза в день и еще раз исследован гормональный профиль. Суточное количество 17-кетостероилов составляло 2,4 мг, 17-оксикортикостероидов — 3-2 мг, прегнандиола-1,7 мг, прегнантриола — 2,2 мг, дегидроэпиандростерона — 0,7 мг.

Девочка выписана 15 февраля 1965 г. Предписано постоянно принимать преднизолон по 5 мг 2 раза в день под контролем общего состояния, веса, артериального давления, содержания 17-кетостероидов в моче

Диагноз: врожденная дисфункция коры надпочечников (адреногенитальный синдром), простая вирильная форма.

Второй случай:
Вова Р., 5 с половиной лет, поступил 16/ХII 1964 г в детское отделение Института экспериментальной эндокринологии и химии гормонов АМН с жалобами на ускоренное физическое и половое развитие. Мальчик родился крупным — вес 4550 г. До 4 лет ребенок развивался нормально, но в росте опережал своих сверстников, В возрасте 5 лет мать обратила внимание на увеличение половых органов; вскоре после этого появилось оволосение на лобке, значительно ускорился рост. За последний год вырос на 15 см.

При поступлении рост 129,5 см, что соответствует росту 9-летнего мальчика, вес 26 кг 850 г. Правильного телосложения. Артериальное давление 105/55 мм. Половой член большой, имеется нерезкое оволосение на лобке. Половые железы в мошонке. Левое яичко размером с грецкий орех, правое — с вишню. Дифференцировка костей кисти соответствует 12 годам.

Выделение с мочой за сутки 17-кетостероидов достигало 26,1 мг, 17-оксикортикостероидов — 2,4 мг, дегидроэпиандростерона — 1 мг.

Мальчику была проведена кортизоновая проба, которая показала снижение содержания 17-кетостероидов в моче до 9,2 мг за сутки.

На основании исследований был поставлен диагноз врожденной дисфункции коры надпочечников и назначено лечение преднизолоном. При лечении преднизолоном выделение 17-кетостероидов снизилось до 7 мг в сутки. Мальчик выписан с рекомендацией принимать преднизолон по 5 мг 1 раз в день под контролем веса, роста, артериального давления и гормонального профиля. Повторная консультация через 4 месяца.

Вниманию родителей! На нашем сайте открыт форум об адреногенитальном синдроме. Перейти на форум

источник

You are using an outdated browser. Please upgrade your browser or «>activate Google Chrome Frame to improve your experience.

022 944 944 069 944 944 069 944 949
Пн — Пт с 7.30 до 19.00, Сб 8.00 — 16.00

Врожденная гиперплазия надпочечников (ВГН) – заболевание, которое возникает в результате снижения активности (дефицита) ферментных систем, участвующих в биосинтезе кортизола. Эти дефекты имеют генетическое происхождение и проявляются как в пренатальном, так и в постнатальном периодах жизни. Все дефекты ферментов, приводящие к ВГН, являются аутосомно-рецессивными: чтобы патологическое состояние проявилось, аномальными должны быть оба аллельных гена. Заболевание наследуется по аутосомно-рецессивному типу и проявляется в гомозиготном состоянии. Распространенность составляет в среднем 1:4000-5000, а гетерозиготное носительство – 1:35-40 человек. Наиболее часто поражаемым при ВГН ферментом, является 21-гидроксилаза.
Различают несколько форм АГС (адреногенитального синдрома), клинические проявления которых зависят от дефицита конкретного формента: 21-гидроксилазы, 11-β-гидроксилазы, 3-β-оксидегидрогеназы, 17-гидроксилазы. Общим для все форм АГС является нарушение биосинтеза кортизола. Процесс гиперплазии надпочечников начинается еще внутриутробно. Снижение продукции кортизола у плода, возникшее в результате снижения активности одного из ферментов, участвующих в синтезе кортизола, приводит к снижению содержания кортизола в сыворотке крови. Кортизол ингибирует секрецию AКТГ по принципу обратной связи; таким образом, по мере снижения уровня кортизола сыворотки у больного с ВГН, содержание AКТГ в ней возрастает, чтобы стимулировать надпочечниковые железы, преодолеть блокаду ферментов и приблизить уровень кортизола сыворотки к норме. Поскольку весь описанный процесс требует времени, то повышенные уровни сывороточного AКТГ стимулируют разрастание надпочечниковых желез и приводят к гиперплазии.
Проявления ВГН связаны с действием предшественников кортизола (и метаболитов), которые появляются из-за отсутствия блокированного фермента. Синтезу предшественников фермента способствуют высокие уровни AКТГ, которые стимулируют продукцию надпочечниковых стероидов. Многие из этих предшественников и метаболитов являются андрогенами (в некоторых случаях, в зависимости от характера дефекта фермента, может нарушаться и продукция альдостерона).
Адреногенитальный синдром предполагает избыточную секрецию андрогенов, вызывающую вирилизацию. Клинический диагноз подтверждается повышенным уровнем андрогенов, подавляемым или не подавляемым пробой с дексаметазоном. Избыточная секреция андрогенов может вызываться также андрогенсекретирующей опухолью. Малигнизирующая опухоль надпочечников может секретировать избыточное количество андрогенов, кортизола или минералокортикоидов (или все три), в результате чего развивается синдром Кушинга с подавлением секреции AКТГ и атрофией надпочечника и гипертензией. Симптомы зависят от пола и более выражены у девочек: гирсутизм, облысение, акне, огрубение голоса. В пубертатном периоде рост может быть ускоренным, но при отсутствии лечения преждевременное закрытие эпифиза приводит к остановке роста. У мальчиков отмечается преждевременное половое созревание, у девочек – аменорея, атрофия матки, гипертрофия клитора, уменьшение размера груди и увеличение мускулатуры. У взрослых мужчин, избыток андрогенов надпочечников может подавлять функцию гонад и привести к бесплодию.

ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКА АДРЕНОГЕНИТАЛЬНОГО СИНДРОМА
Помимо анамнестических и фенотипических данных (телосложение, оволосение, состояние кожи, развитие молочных желез), при установлении диагноза решающее значение имеют гормональные исследования. При АГС синтез стероидов нарушен на этапе 17-гидроксипрогестерона (17-ОНП). Следовательно, гормональными признаками является повышение уровня в крови 17-ОНП, а также ДГЭА-С и тестостерона, которые могут превышать норму в 5-10 и более раз. Уровень17-OHP в крови выше 24 нмоль/л подтверждает диагноз врожденной гиперплазии надпочечников (АГС). Если же он составляет 9-24 нмоль/л, тогда для дифференциальной диагностики синдрома поликистозных яичников и АГС показана проба с АКТГ (см. таб.). Следует помнить, что неклассической форме недостаточности 21-гидроксилазы базальный уровень 17-OHP может быть ниже 9 нмоль/. В связи с этим при подозрении на АГС пробу с АКТГ проводят даже при низком базальном уровне 17-OHP. В норме у женщин через 60 мин уровень 17-OHP обычно не достигает 12 нмоль/л, при классической форме АГС превышает 90 нмоль/л, при неклассической – 45 нмоль/л (Берек Дж., 2002). У гетерозиготных носителей мутантного гена, кодирующего 21-гидроксилазу, уровень 17-OHP после стимуляции АКТГ повышается до 30 нмоль/л. При подозрении на недостаточность 11-β-гидроксилазы во время проведения пробы с АКТГ одновременно определяют содержание 17-OHP и 11-дезоксикортизола в сыворотке крови. В случае недостаточности 11-β-гидроксилазы регистрируется одновременное повышение уровня 2-х гормонов. Для выявления недостаточности 3-β-оксидегидрогеназы во время пробы с АКТГ исследуют уровень 17-ОНП и ДГЭА. Повышение содержание гормонов подтверждают диагноз.

Важно помнить!
Одной из причин повышения уровня 17-ОНП в крови могут быть опухоли надпочечников. Эффективным методом дифференциальной диагностики выступает проба с дексаметазоном. Учитывая тяжесть заболевания АГС, быструю смерть детей при синдроме потери соли, выраженную вирилизацию гениталий у новорожденных с женским генетическим полом, вплоть до регистрации их как мальчиков, и возникающие трудности в дальнейшем лечении, а также психологические проблемы, решающее значение приобретает проблема выявления гетерозиготного носительства мутантного гена и проведение на этой основе пренатальной диагностики состояния плода. У гетерозиготных супругов вероятность рождения больного ребенка составляет 25%. Пренатальная диагностика основана на определении 17-OHP в амниотичесокй жидкости, так как надпочечники плода начинают функционировать на 3-м месяце внутриутробного развития. Постнатальная диагностика основана на определении 17-OHP в крови новорожденного. Высокий уровень 17-OHP в крови или амниотической жидкости свидетельствует о наличии у больного АГС.

Читайте также:  Увеличение plt в анализе крови

Дифференциально-диагностические признаки АГС и синдрома поликистозных яичников

Адреногенитальный синдром

Синдром поликистозных яичников

источник

Очень часто приходят ложноположительные анализа, практически всегда.Я участковая медсестра. Успокойтесь все будет хорошо

я сдавала у меня повышен, а этот синдром не подтвердился анализы хорошие по генетике, у вас намного повышен?

А вы где наблюдаетесь в Екатеринбурге? У меня тоже повышены андрогены, но таких анализов не назначают и метипред тоже. Только стимулировали

Тоже сдавала его и тоже не подтвердился. Пропила ок белару и на 2ой цикл забеременнила. Вам улачи, все обязательно получиться

А как у тебя написано в заключении? И где сдавала не в инвитро?

Ань, в жизни много чего бывает. главное- ты уже сама про эту болезнь все знаешь. нужно просто хорошего врача и следить за гормонами. и все будет в норме. не понимаю, почему ты боишься не стать бабушкой- я так поняла, это относится к девочке. а у тебя- мальчики

Ну как я поняла опасность гибель ребенка в первую неделю жизни… а у тебя уже больше))так что волноваться не чем уже… предупрежден-значит вооружен)

Андрогения – это повышенные мужские гормоны в организме 17-ОН, атдростендион, ДГА-сульфат, тестостерон. Вырабатываются за счет коры надпочечников и за счет работы яичников. Если атдросендион, ДГА-сульфат, тестостерон можно снизить дексаметазоном или метипредом (эти гормоны вырабатываются как раз надпочечниками), то 17-ОН снизить не удастся, т.к. в этом случае нужно будет блокировать функцию яичников. Соответственно блокированные яичники не смогут вырабатывать яйцеклетки. Повышение андрогенов неблагоприятно влияет на ЖТ, как-бы «сжирает» его, что приводит к печальным последствиям в случае наступившей Б. Прием метипреда/дексаметазона осуществляется при планировании Б под контролем уровня гормонов, также его прием продолжается во время всей Б.

В роддоме брали анализы на врождённые и наслед-ые заболевания у малыша. Вчера прислали письмо домой, что небольшие отклонения в анализе на АДРЕНОГЕНИТАЛЬНЫЙ СИНДРОМ (АГС), очень волнуюсь, что это может быть. подскажите может у кого то было такое?

Здравствуйте! Мой сынишка родился в 2013 году, АГС вирильная форма, кортеф принимаем пожизненно, сейчас все хорошо… Было конечно очень страшно, каждый год к эндокринологу ездим на обследование… Сейчас второго ждем, боюсь, буду делать амниоцентез..

А внешне у детки все нормально… пигментация половых губ, беспричинная рвота?

я даже о таком синдроме не слышала. это проблемы с гормонами?

Ну понижен он у вас сейчас наверно на фоне приёма препарата. У меня вот от Метипреда темтостерон меньше 0.69! Вот я уже и запаниковала, что этот метипред мне весь организм уже остановит… Вдруг общий анализ крови стал не очень, все показатели завышены ( хотя Хорошо себя чуачтвую, не болею), чувствую это мне Метипред так вредит

Я сдала мутацию в гене cyp21 ( 10 генов) смотрят в лаборптории Лагос (при инстит. Эндокринолог) на каширке. делают полный скрининг по этому гену, цена 5900

Да, разные лаборатории разные измерения в разных единицах. Эндокринологи говорят, что норма в нг/мл- 4, а в нмоль/л -6

Снимут, не переживайте! Очень часто ложные результаты анализов бывают. Особенно если чуть раньше срока родились.

Как ваша девочка .
Подскажите мне пожалуйста, мне после скрининга позвонили и сказали пересдать, потом ещё раз, но я звонила в лабораторию, там говорят ничего критичного, я сейчас жду результат последней пересдачи, я очень волнуюсь, начиталась ужаса, во сне боюсь.у меня сын, с ним все хорошо, я чувствую что мой ребёнок в порядке, почему могут быть завышены норма, у нас там чего то 35.подскажите если не сложно .

Я делала амниоцентез и сидела в очереди забрать результат на кариотип.Со мной рядом сидела женщина, ждала приема генетика. Они из села, девочка 13 лет. Делали узи и случайно увидели что нет матки и придатков, и влагалища. Грудь не растёт.
Говорила, что будут делать пластику, формировать влагалище.

Я сейчас даже не вспомню. После перенесённого ещё не совсем понимала что происходит. Врачи что то объясняли, но в голове каша. Завтра спрошу какой был тогда результат

А на каком основание сдаётся этот анализ? это генетик назначает?? Я просто только кариотипирование после 2 зб по генетике сдавала и сейчас сдам тромбофилию.

Я вас читаю давно )мне кажется, вам нужно расслабится, вы столько всего знаете, по моему больше врача уже обычного )все обязательно у вас получится ??

Гетерозетоты это поломанка на 50%. Все зависит от врача

А вы где лечитесь? Я если честно не совсем понимаю смысл этого анализа. Ну выявят, что это генетически и что дальше… генетику же вам уже не исправят)) и у меня и у мой сестры спкя, повышены андрогены. Значит 100% генетика. Только она родила, а я нет ещё

Я сдавала, да сумма не маленькая. Уже даже не помню для чего сдавали ? Ну, зато когда отрицательный пришел спокойней, что минус одна бяка точно ?

Кто вам посоветовал? Врач. Я сдавала андоростедион, дгаэс, дигидростадион, 17 он. И все. А что в ваш анализ входит ?

Спасибо за информативную статью! Но не могли бы вы мне ещё рассказать о симптомах генетического бесплодия? Просто я нашла тут некую информацию по данному поводу http://geneticheskie-sindromy-besplodie.ru/ , но как-то не совсем она мн понятна))

Может быть кто-нибудь расскажет подробнее?

я сделала только тнфа и ген инсулина… поняла, что да склонность к диабету и инсулинорезистинтность, т.к. оба с крайней мутацией.вообще стала думать, что может и не надо никому моих генов…

К пункту про нарушение целостности маточных труб. У меня недавно был спор с одной мамочкой-врачом. Она утверждала, что спайки не вредят зачатию. Смешно даже. Столько бесплодных идут на лапару, рассекают спайки, и беременеют.
Если есть инфекции, то будет воспаление. Оно опасно тем, что организм наращивает спайки, защищаясь от распространения воспаления. Это особенно опасно для женщин при воспалениях малого таза. Как пример, вот такое видео. Я его ей показывала, она все равно как баран уперлась)))

Всем привет, я тоже не могла забеременеть больше года, а сейчас стала счастливой мамой) Я думаю, что мой опыт поможет многим женщинам. Тем, кто не может долго забеременеть, это однозначно стоит дочитать до конца >>> goo.gl/tdW5aa

Ой, только по показаниям хорошего врача. Я за — в острых состояниях. А так они жутко угнетают иммунную систему в организме, разрушающе воздействуют на надпочечники не при передозировке, а при длительном применении высоких доз — это разные вещи. У детей замедляют рост. Негативно действуют на сердце.

Контролируемые клинические исследования безопасности применения препарата при беременности не проводились.

В экспериментальных исследованиях установлено, что ГКС вызывали увеличение частоты возникновения расщепления неба, выкидышей, плацентарной недостаточности и задержки развития плода.

В клинической практике тератогенный эффект не подтвержден, однако существуют данные, указывающие на увеличение риска плацентарной недостаточности, гипотрофии при рождении и гибели плода у женщин, получавших при беременности ГКС.

Назначение ГКС при беременности и женщинам детородного возраста допустимо только в случаях, когда предполагаемая польза для матери превышает потенциальный риск для плода. Женщины детородного возраста должны быть проинформированы о потенциальном риске терапии ГК для плода.

Преднизолон выделяется с грудным молоком и может вызвать у ребенка, находящегося на грудном вскармливании, нежелательные эффекты (задержка роста или угнетение выработки эндогенных гормонов коры надпочечников). При необходимости применения препарата в период лактации следует прекратить грудное вскармливание.

источник

Ключевые слова: адреногенитальный синдром гирсутизм АГС болезнь Аддисона синдром поликистозных яичников синдром поликистозных яичников кровь

Заказ по телефону 755-93-95 круглосуточно. Выезд медсестры, забор анализов, доставка результатов курьером — 1100 руб.

Срок исполнения в рабочих днях:

17- оксипрогестерон в крови (17ОН-прогестерон; 17-гидроксипрогестерон) – показатель, применяющийся для диагностики гиперплазии надпочечников. Основные показания к применению: клинические признаки врожденной гиперплазии надпочечников (адреногенитальный синдром — АГС), гирсутизм у женщин, бесплодие, болезнь Аддисона (первичная надпочечниковая недостаточность), синдром поликистозных яичников.

В коре надпочечников синтезируются три основных типа стероидных гормонов — минералокортикоиды, глюкокортикоиды, «половые» гормоны (андрогены и эстрогены). Их синтез начинается с холестерина при участии ферментов. Нарушение функции одного из ферментов (нескольких) приводит нарушению синтеза соответствующих гормонов. Результатом является гормональный дисбаланс.
При врожденной гиперплазии надпочечников (синоним: адреногенитальный синдром) происходит нарушение синтеза кортикостероидов — недостаточное образование кортизола, вследствии дефицита ферментов, необходимых для его синтеза. При адреногенитальном синдроме синтез стероидов может быть нарушен на этапе образования 17-ОНП. При этом дефицит кортизола, по принципу обратной связи, стимулирует выработку адренокортикотропного гормона в гипофизе (АКТГ), что приводит к гиперплазии коры надпочечников. Это сопровождается избыточным образованием андрогенов (андростендиона) в надпочечниках, синтез которых не нарушен. Для синдрома врожденной гиперплазии коры надпочечников характерна триада: низкое содержание кортизола, высокое содержание АКТГ в крови, двусторонняя гиперплазия надпочечников.

Врожденная гиперплазия коры надпочечников является следствием нарушения активности ферментов, осуществляющих биосинтез стероидов, поскольку эти ферменты контролируют гормоны не только в надпочечниках, но и в половых железах, то при данной патологии имеется также нарушение секреции половых гормонов.
17- гидроксипрогестерон представляет собой стероид, образующийся в надпочечниках и половых железах (яичниках и семенниках). Является предшественником в синтезе кортизола в надпочечниках, а также андрогенов и эстрогенов. Его синтез осуществляется из прогестерона и 17α — гидроксипрегненолона. Секретируясь в надпочечниках и в половых железах он циркулирует в крови, как в свободном состоянии, так и в связанном виде с альбумином и транскортином. При его метаболизме в надпочечниках из него под действием ферментов — 21β -гидроксилазы и 11β -гидроксилазы образуется кортизол.

Повышение содержания 17ОН-прогестерона в крови обнаруживается при врожденной гиперплазии надпочечников (АГС), обусловленной чаще дефицитом ферментов – 21β -гидроксилазы или одновременно с дефицитом 11β -гидроксилазы. Основной причиной возникновения АГС является врожденный дефицит фермента С21-гидроксилазы, участвующего в синтезе андрогенов в коре надпочечников. Его образование обеспечивает ген, локализованный в коротком плече одной из пары 6-й хромосомы (аутосомы). У носителя одного патологического гена эта патология может не проявляться, она развивается при наличии дефектных генов в обоих аутосомах 6-й пары. Наиболее информативным в диагностике АГС является обнаружение повышения содержания 17-ОН-прогестерона и ДЭА-S в крови, что используется для дифференциальной диагностики с другими эндокринными нарушениями, протекающих с симптомами гиперандрогении.
Таким образом, определение концентрации 17ОН-прогестерона является эффективным методом оценки дефицита 21β -гидроксилазы – наиболее распространенной причины врожденной гиперплазии надпочечников. Дефицит 21β -гидроксилазы является наследственным аутосомно-рецессивным заболеванием, встречающимся с частотой 1:5000 новорожденных (по другим данным у европейской расы 1:14000). Из-за низкой активности фермента 170Н-прогестерон не может в достаточной мере превращаться в кортизол. При этом, накапливаясь, он начинает участвовать в синтезе андрогенов. В итоге происходит вирилизация организма из-за избытка андрогенов, начиная с фетального состояния и рождения ребенка (вирильная форма заболевания). Повышается как содержание 17-ОН, так и ДГЭАS и андростендиона. У девочек это проявляется гипертрофией клитора, сращением половых губ, аминореей, у мальчиков увеличением пениса. Повышенное содержание таких гормонов приводит к быстрому закрытию точек роста костей и как следствие, к низкорослости.

Вирильная форма болезни происходит при частичном дефекте фермента 21-гидроксилазы, а сольтеряющая форма развивается при более тяжелых дефектах фермента.
Учитывая, что 21β -гидроксилаза необходима и в синтезе альдостерона (гормон надпочечников, регулирующий обмен солей- натрия, калия, хлора и обмен воды), то пациенты с дефицитом фермента могут страдать из-за потери организмом солей (солетеряющая форма). При этом у младенцев отмечается рвота, вялость, адинамия, вялое сосание, обезвоживание. Солетеряющая форма может составлять до 2/3 от всех классических форм заболевания.
Кроме того, определение 170Н-прогестерона проводят при подозрении на дефицит 21β -гидроксилазы — одной из причин бесплодия и гирсутизма у женщин.

Частой причиной первичной надпочечниковой недостаточности является аутоиммунное поражение надпочечников. Антитела образуются к ферментам, катализирующих образование стероидов, и чаще к 21-гидроксилазе. Данные антитела обнаруживаются в 65-85% случаев при первичной аутоиммунной недостаточности надпочечников. Другой частой причиной надпочечниковой недостаточности остается генерализованный туберкулез (в развивающихся странах).

источник