Меню Рубрики

Ифа анализ крови у кошек

Иванова Светлана Сергеевна — ветеринарный врач-терапевт ИВЦ МВА

В современном мире очень многие люди отдают свое предпочтение кошкам за их большую независимость от человека, в отличие от собак, которым нужно уделять время; приспосабливание к одиночному образу жизни, грацию и умение согреть своего владельца в холодные зимние дни. Любящий и заботливый владелец пытается оградить своего питомца от неприятностей в виде различных заболеваний, которыми болеют кошки.

Данная забота проявляется в качественном питании и своевременной профилактике вирусных заболеваний. К сожалению, есть ряд видовых неизлечимых вирусных инфекций, которым подвержены кошки. При отсутствии симптомов заболевания и специфической диагностики можно прожить с животным длительное время, не подозревая о наличии хронической вирусной инфекции (далее ХВИ) у любимца. В данной статье хочется подробно раскрыть опасность ХВИ, постараться избежать данной проблемы при приобретении желанного котенка.

Итак, что же представляют собой хронические вирусные инфекции и какую опасность они в себе несут для наших питомцев. ХВИ – это вирусные заболевания, обладающие длительным инкубационным периодом, который может длиться от нескольких недель и продолжаться до нескольких лет. Заражение может произойти, как внутриутробно, так и при контакте здоровых кошек с больными животными, а также носителями.

Коронавирусы – это РНКсодержащие вирусы. Данное название эти вирусы приобрели из-за схожести отростков в форме булав с corona spinarum. Причина инфекции – вирус семейства Коронавириде. Имеются 2 патогенных штамма — ближайшие родственники одного и того же микроорганизма. Один вызывает перитонит, другой – энтерит.

Делятся коронавирусы на 3 формы:

— Бессимптомная форма — животное может быть носителем вируса и способно заражать других кошек, при этом жизни ничего не угрожает.

— Легкая форма, она не опасна и способна вызывать достаточно легко протекающие недомогания – энтериты (кишечные коронавирусы кошек — FECV).

— Высоко патогенная форма – вирус инфекционного перитонита кошек (FIPV). В организме происходят губительные изменения во всех системах и органах, что приводит к смерти.

Коронавирусный энтерит (FECV) относительно безопасный и возникает у животных в молодом возрасте, в основе симптоматики — жидкий стул, который редко приводит к смерти; Зато крайне опасен вирусный перитонит кошек, поскольку имеет высокую смертность. FIPV и FECV достаточно взаимосвязаны между собой, эти микроорганизмы считаются единой популяцией вирусов, но с разной степенью патогенных изменений. Исследования показали, что коронавирусный энтерит в процессе мутации переходит в вирусный перитонит.

Передача инфекции ороназальная, т.е. заражение происходит через дыхательный тракт воздушно-капельным путем, через фекалии, выкармливание котят, при вязках. У кошек, живущих поодиночке, подобное заболевание встречается реже, больший процент этого заболевания приходится на выставочных кошек, а также кошек, живущих в больших группах.

Симптоматика

1. Экссудативная (с «выпотом»)

«Влажный» перитонит сопровождается ярким признаком наличия жидкости в грудной или брюшной полостях. Жидкость в основном имеет светло-желтый оттенок, имеется некоторая ее тягучесть.

При скоплении биологической жидкости в грудной полости, у животного происходит нарушение дыхания в результате выпота, при этом кошка принимает вынужденную позу. Дыхание чаще грудо-брюшного типа.

При скоплении жидкости в брюшной полости владельцы чаще обращают внимание на увеличившийся живот у питомца.

  • повышенная температура (не всегда);
  • потеря веса;
  • общая слабость, угнетение;
  • увеличение лимфоузлов;
  • снижение или потеря аппетита.

2. Неэкссудативная («сухая»)

При этой форме симптомы часто слабо выражены. Данная форма трудно диагностируется. Характерные ее признаки – потеря веса и отсутствие аппетита.

Диагностика. Происходит комплексно. Для начала у животного забирают клинический и биохимический анализы крови; проводят УЗИ брюшной полости; серологические методы исследования (ИФА — определение количества антител к данному заболеванию; или ИХА – экспресс-тест), также исследуют выпотную жидкость.

Прогноз. Неблагоприятный. Иногда при экссудативной форме ВИП после удаления жидкости и проведенного симптоматического лечения развивается «сухая» форма болезни. Кошки с «сухим» ВИПК могут жить до года.

Лечение. К сожалению, лечения от этого заболевания нет, проводится лишь симптоматическая терапия, направленная на улучшение качества жизни питомца.

Профилактика. Направлена на уменьшение количества кошек, содержащихся в одном помещении (максимум 6-10 кошек). Чистота и своевременная дезинфекция используемых лотков и достаточное их количество, частая смена наполнителя.

Это хроническое вирусное заболевание, характеризующееся ослаблением иммунной системы, развитием анемий, лимфосарком. Очень подвержены этой инфекции молодые животные. ВЛК диагностируют во всех странах мира, заболевание поражает кошек разных возрастных групп и пород.

Пути передачи. Фекально-оральный (слюна, фекалии, выделения из носовой полости), через молоко инфицированных кошек, укусы, при контакте с больным животным от кошки к кошке, возможна передача блохами, а также при несоблюдении правил асептики и антисептики во время инъекций, взятия крови.

Патогенез. ВЛК обусловлено генетической предрасположенностью, а также иммунологической недостаточностью животных. У больных кошек с титром антител 1:32 клинической картины заболевания может не быть, но таких животных причисляют к вирусоносителям. Антитела могут не выявляться и у клинически больных кошек. ВЛК угнетает деятельность красного костного мозга, это приводит к анемии, снижает иммунитет и способствует развитию других болезней.

Клиническая картина Существуют три формы заболевания:

  1. Устойчивая или персистентная. Иммунитет у такого животного сильно ослаблен, болезнь достаточно быстро прогрессирует и лечение чаще всего неэффективно.
  2. Скрытая или латентная. У животного происходит нарушение кровообращения. Вирус проникает в лимфатическую систему и красный костный мозг. Животное начинает чаще болеть, появляются опухоли.
  3. Переходная или транзиторная. Благодаря сильному иммунитету животное через 3 месяца после заражения восстанавливается.

Чаще всего у таких животных наблюдается выраженная анемия, иммуносупрессия (предрасположенность к другим инфекциям или ее наличие), лимфосаркома – множественная или нетипичная. Инкубационный период 60-80 дней, иногда от 2 до 6 лет. ВЛК протекает в латентной форме без проявления клинических симптомов инфекции и может не проявлять себя в течение длительного времени. Под влиянием негативных факторов (смена условий кормления, переохлаждение, стрессы) вирус активируется, и развивается заболевание. В самом начале можно отметить изменения в крови (лейкоцитоз, лимфоцитоз, появление атипичных клеток крови); бледность/иктеричность слизистых, увеличение лимфоузлов, похудание, снижение аппетита, расстройство пищеварения.

Диагностика

Происходит на основании клинико-гематологических, серологических и вирусологических исследованиях. К наиболее значимым методам диагностики можно отнести:

  • Иммуноферментный анализ (ИФА), иммунохроматографический анализ (ИХА). Зачастую встречаются ложноотрицательные результаты.
  • Клинический анализ крови.
  • Биохимия крови.
  • УЗИ брюшной полости.
  • Биопсия и гистология.

Лечение. Лечения не существует. Оно направлено на проведение симптоматической терапии и на улучшение качества жизни животного. Например, при сильно выраженной анемии назначается переливание крови, а также применение препаратов, которые стимулируют выработку эритроцитов в красном костном мозге. Назначаются препараты, стимулирующие повышение иммунной системы. При обнаружении лимфом назначается химиотерапия.

Профилактика. Вирус очень нестоек во внешней среде, вне живого организма он погибает через двое суток. Чтобы уничтожить этот вирус достаточно хорошо продезинфицировать помещения и предметы ухода за животными, миски и прочее. Содержание питомца в чистоте, полноценное питание и ограничение контакта с бездомными животными – залог здоровья питомца.

Это заболевание опасно только для кошек, для человека и других видов животных оно не представляет никакого риска.

Основным методом предупреждения данного заболевания является вакцинация. Для таких целей используется вакцина Purevax FeLV и Лейкоцел. Вакцинацию проводят с девятинедельного возраста. Производится иммунизация двукратно, с интервалом в 21 день. Далее прививать кошек следует раз в год.

Инфекционное заболевание кошек, характеризующееся хроническим течением, сопровождающимся поражением иммунной системы, высокой летальностью.

Это заболевание приобрело эндемический характер у кошек во всем мире.

Вирус сохраняется при комнатной температуре около 4-х суток. При нагревании до 60 градусов происходит гибель вируса в течение получаса, во время кипячения он погибает. При обработке спиртосодержащими препаратами вирус инактивируется через 5-10 минут. К ультрафиолету ВИК достаточно устойчив.

ВИК чаще болеют бездомные кошки, приблизительный возраст животных составляет 5-10 лет.

Пути передачи. Основной путь – укусы больных животных, непородистые кошки чаще инфицируются; также инфекция распространена среди животных, у которых имеется свободный доступ на улицу. Заражение возможно при взаимном вылизывании. Вирус обнаруживают в слюне, крови и других жидкостях.

Клиническая картина. Клинические признаки довольно неспецифичны и достаточно разнообразны. Они отражают сопутствующие инфекции, которые развиваются на фоне снижения иммунной системы. У животных появляется:

  • Слабость;
  • Потеря аппетита;
  • Гингивиты;
  • Хроническая диарея;
  • Потеря веса и др.

Из-за того, что у животного происходит сбой в работе иммунной системы, к ВИК могут присоединиться различные инфекции: кальцивироз, хламидиоз, вирусный лейкоз и пр., которые усугубляют общее состояние.

У кошек с ВИК повышен риск развития лимфомы, клинические признаки могут быть сходны с проявлениями ВЛК.

Диагностика. Используют клинические лабораторные исследования: ОКА крови (может наблюдаться нейтропения, лимфопения, анемия, моноцитоз). При биохимическом анализе крови обнаруживается большое количество белка, повышение активности печеночных ферментов, азотемия, гипергликемия.

Существует несколько специфических исследований этого заболевания:

— Метод иммуноферментного анализа (ИФА); ИХА.

— Вирус можно определить методом ПЦР, если серологические тесты дают отрицательный результат.

Лечение. Специфическое лечение в настоящее время отсутствует.

Отмечено, что при лечении Зидовудином у многих кошек улучшается клиническое состояние и работа иммунной системы. Эти препараты дорогостоящие и могут вызывать значительные побочные реакции, например, анемию. Также применяются иммуномодуляторы, которые благотворно действуют на организм.

Клинически нездоровых и кошек с пониженной иммунной системой прививать не следует.

Животное, которое имеет ВИК, нужно изолировать от здоровых животных. Необходимо предотвращать заражение паразитами (блохи, клещи), поскольку они могут быть переносчиками заболеваний бартонеллеза и гемобартенеллеза. Не допускать стресс у больного животного. Лечить вторичные заболевания.

Профилактика. Вакцин не существует. Минимизирование контакта с кошками вне дома. Соблюдение режима питания, содержание животных в чистоте, дезинфекция предметов ухода и своевременная замена наполнителя в лотках. При появлении новых животных – обязательный карантин и диспансеризация нового питомца.

Любите своих питомцев!

Список используемой литературы:

  • Гаскел, Беннет: Справочник по инфекционным болезням собак и кошек, Аквариум-принт, 2015 г.
  • Различные источники из интернета

источник

Инфекционный перитонит кошек — системная вирусная болезнь (Coronavirus) , которая поражает многие ткани организма. Определены две формы болезни: влажная и сухая. При влажной форме, воспалительная жидкость аккумулируется в абдоминальной полости. При сухой форме, вирус атакует различные органы, такие как почки и селезенка. Нет лечения для данной болезни и почти всегда исход фатальный. ИПК наиболее часто диагностируется у котят и взрослых кошек до 3х лет. Кошки в питомниках или в домах с несколькими животными имеют наивысший риск развития болезни.

Дополнительная информация
ИПК системная вирусная болезнь, характеризующаяся скрытым началом, периодической неконтролируемой лихорадкой, пиогранулематозной реакцией, аккумулирование экссудата в полостях тела, высокой смертностью.

Патофизиология
Вирус ИПК реплицируется локально в эпителиальных клетках респираторного тракта или орофарингса. Вирусные тела начинают вырабатываться, и вирус поглощается макрофагами. Вирус транспортируется макрофагами/моноцитами по организму, локализуясь в стенках различных вен и периваскулярного пространства. Локальная периваскулярная репликация вируса и последующая пиогранулематозная реакция со стороны тканей образует характерную картину поражения при ИПК.

Поражаемые системы

  • Мультисистемная – пиогранулематозные или гранулематозные повреждения происходит в сальнике, на серозных оболочках органов брюшной полости, таких как печень, почки, кишечник, в абдоминальных лимфатических узлах, и подслизистом слое кишечника.
  • Респираторная – поражения на поверхности легких, плевральный выпот при влажной форме ИПК.
  • Нервная – васкулярные поражения проявляются на всем протяжении ЦНС, особенно, на оболочках
  • Офтальмологическая — повреждения могут проявляться увеитом и хореоретинитом.

Генетическая предрасположенность
Нет.

Распространенность
Распространенность антител против коронавируса кошек (вируса ИПК, КВК, FCoV) высокая в большинстве популяций, особенно там, где много кошек содержится совместно. Инциденты клинического проявления болезни низки в большинстве популяций, особенно у кошек, которые содержаться одни. Из-за трудности в диагностике, контроле и профилактики вспышка ИПК в гостиницах для кошек может стать катастрофой.

Домашние кошки и экзотические кошки предрасположены к инфекции ВИПК.

Породная предрасположенность
Некоторые семьи или линии кошек проявляют большую предрасположенность к развитию клинической формы болезни после инфицирования ВИПК. Среди экзотических кошек, гепарды особенно предрасположены к развитию фатального ИПК.

Средний возраст и диапазон
Высокая распространенность ВИПК проявляется у котят в 3 мес. до 3 лет. Распространенность снижается после достижения кошкой 3 лет.

Половая предрасположенность
Нет

Анамнез
Общие комментарии
Широкий диапазон признаков может проявиться в зависимости от вирулентности и патогенности штамма вируса вовлеченного в процесс, эффективности иммунной системы хозяина и поражаемых систем. Различают две классические формы болезни, влажная, с выпотом экссудатов в полости тела и сухая, которая поражает различные органы.
Анамнез

  1. Имеется скрытое начало
  2. Постепенное истощение снижение аппетита
  3. Остановка в росте
  4. Постепенное увеличение объема живота, развитие водянки, асцита, пузатый вид животного
  5. Постоянная лихорадка без ответа на антибиотики

Результаты физикального обследования

  • Депрессия, низкорослость
  • Плохое общее состояние — потеря веса и плохое состояние шерсти
  • Желтуха
  • Абдоминальные и плевральные выпоты
  • Пальпация может выявить абдоминальные массы (гранулемы или пиогранулемы) на сальнике, на поверхности внутренних органов, особенно почек, и на кишечных стенках. Мезентеральные лимфатические узлы могут быть увеличены.
  • Глаза: передний увеит, изменение цвета радужки, неправильная форма зрачка.
  • Неврологические признаки могут включать различные варианты.

Причины
ВИПК вызывается одним из двух типов коронавируса кошачьих. Большинство инфекций, возможно 85%,вызываются типом 1 вируса (FCoV-1), остальные типом 2 (FCoV-2). Очень важно проводить различие между двумя биотипами вируса, менее вирулентные и авирулентные кишечные виды вируса (кишечный коронавирус кошек или КККВ) и вирулентными видами, которые приводят к возникновению ВИПК. В действительности, ВВВК и в ВИПК могут становиться как типом 1 так и типом 2. В каждом типе есть спектр вирулентности из авирулентных вирусов, которые образуют асимптоматические инфекции и фатальное поражение ВИПК.

Факторы риска

  • Вирусный лейкоз кошек
  • Вступление FCoV-антителпозитивныной кошки в популяцию FCoV-антителнегативных кошек (незащищенных антителами против ВИПК)
  • Кошки, содержащиеся группами

Влажная форма ВИПК может быть легко выявлена клиническим путем, тогда как сухую форму сложно точно диагностировать. Нет ни одного лабораторного теста для диагностики ВИПК, потому что болезнь вариабельно от случая к случаю.

Дифференциальный диагноз

  • Лихорадка неизвестного происхождения. Этот диагноз можно поставить когда отвергнуты все другие возможные причины гипертермии.
  • Болезни сердца вызывающие плевральный выпот. Это выпот буде иметь низкую относительную плотность и количество клеток в сравнении с высокой плотностью и огромным содержанием клеток при ВИПК выпоте.
  • Повреждения при лимфоме, особенно почек, могут быть сходными с ВИПК при пальпации. Опухоли ЦНС могут проявлять признаки подобные тем, что и при ВИПК. Большинство кошек с позитивным тестом на ВИПК-антиген. У кошек с негативным результатом теста, биопсия мест поражения (при возможности) должны подвергаться гистопатологическому или иммунохимическому анализу на ВИПК-антиген.
  • Респираторные болезни, вызываемые калицивирусом кошек и герпесвирусом кошек, хламидиями или различными бактериями.
  • Панстеатит (болезнь желтого жира). Боль при пальпации живота, и диета только из рыбы.
  • Панлейкопения, вызывающая энтерит. Количество лейкоцитов должно быть низким.
    Диагноз
  • Это заболевание подозревается при отсутствии ответа лихорадки на введение антибиотиков, наличию экссудатов в грудной и перитонеальной полостях без явных инфекционных агентов, гиперглобулинемии и повышенным содержанием белка в выпоте при влажной форме.
  • Сердечная недостаточность, лимфосаркома и разрыв лимфатических протоков и т.п. болезни с признаками выпота в грудную и брюшную полости должны быть внимательно учтены и проверены, как и лейкемия кошек, вирусный иммунодефицит кошек и панлейкопения кошек.
  • По различным причинам изоляция вируса не практична.
  • Серологические процедуры: некоторые диагностические лаборатории не могут проводить тесты на ВИПК из-за сложности интерпретации результатов. ВИПК позитивный результат иммунофлуорересцентного анализа (ИФА) говорит лишь только о том, что животное имело контакт с вирусом, не подтверждая наличия вируса. Однако, существует насколько свидетельств что многие серологически позитивные кошки избавились от коронавируса возможно в респираторном или желудочно-кишечном тракте. Положительные тесты с использованием ИФА или ELISA не дают гарантированного диагноза на ВИПК.
  • Позитивный результат теста ИФА на ВИПК (титр 1:50 до 1:6000) вместе с клиническими признаками ВИПК говорит о верном проявлении ВИПК. Хотя и необычно, но некоторые кошки с проявлением признаков ВИПК имеют отрицательный результат на серологическое исследование.

ИФА (иммуноферментный анализ)предпочитается многими диагностическими лабораториями, чем ELISA.

  • Диагностические наборы для ИФА и ELISA диагностики доступны для использования на коронавирус кошек, но результаты необходимо интерпретировать с осторожностью.
  • Общий белок, определяемый электрофорезом, заметно повышен.
  • Позитивный результат окрашивания образцов ( из легких, печени, почек , лимфатических узлов брыжейки и плевры) специфическими флуоресцирующими антителами на ВИПК считается окончательным диагнозом. Кишечный коронавирус перекрестно реагирует на тест к ВИПК.
  • При жизни у животных в крови можно обнаружить тяжелую анемию, нейтрофилию и лейкопению.
  • Так же коммерчески доступно ПРЦ исследование для оказания помощи в идентификации вируса в различных тканях.

Анализы крови и мочи

  • Кошки с ВИПК имеют тенденцию к развитию лейкопении на ранней стадии инфекции, но позднее развивается лейкоцитоз с нейтрофилией и лимфопенией.
  • Может выявляться анемия различной степени тяжести — от средней до тяжелой.
  • Обычно заметно повышение уровня общего плазменного глобулина.
  • Часто присутствует гипербилирубинемия и гипербилирубиурия.

Лабораторные тесты

  • Тест на сывороточные антитела определяют антитела против коронавирусов кошек. Позитивный результат не является диагностическим, и предпочтительнее показывает предыдущую инфекцию ВИПК. Корреляция между верхним значением титра и потенциального подтверждения ВИПК не велико.
  • ПЦР (полимеразная цепная реакция) позволяет определить вирусный антиген. Точность позитивного теста коррелирует с клиническим проявлением болезни.
  • Иммуногистохимическое исследование (иммунопероксидазой) доступно для определения ВИПК антигена в определенных клетках в гистопатологических образцах кошек при посмертном исследовании с фатальной формой болезни и образцах биопсии. Это тест является прекрасным для подтверждения ВИПК.

Визуальные методы диагностики обычно не требуются, но могут помочь в обнаружении абдоминально и плеврального выпота, а также пиогранулематозных повреждений.
Жидкость при влажной форме ВИПК также может обнаруживаться и в брюшной полости (асцит).
УЗИ дает дополнительную информацию, которую нельзя получить при помощи рентгенографии. В данном случае, увеличенные лимфатические узлы в центре кишечника.

Рентгенограмма: 1. Диффузное затемнение в нижней части грудной клетки из-за плеврального выпота, из-за чего границы сердца 2 не видны, а легкие 4 сдвинуты к позвоночнику и мало вентилируются, 3 — трахея, 5 — печень, 6 — желудок, 7 — кишечник

Другие диагностические процедуры

  • Жидкость, полученная из грудной и брюшной полостей, бледного или соломенного цвета, тягучая, часто с вкраплениями фибрина, а после отстаивания в ней оседают сгустки. Специфическая плотность такой жидкости обычно высокая (1.030-1.040).
  • Лапароскопия может быть полезной для обнаружения специфических повреждений в брюшной полости и получения образцов тканей для гистопатологического и иммунохимического подтверждения.
  • Диагностическая лапаротомия может выявить истину, если есть трудность в постановке диагноза и если лапароскопия недоступна.

Внешние и гистопатологические изменения

  • Находки при внешнем осмотре будут значительно варьировать в зависимости от вовлеченных органов и тканей. Кошка истощена с грубой неопрятной шерстью. При влажной форме ВИПК, абдоминальная или грудная полости могут содержать густой, тягучий экссудат. Белые, неровные пиогранулематозные бляшки (на фото обозначены стрелками) могут находиться на серозной поверхности внутренних органов и сальника. Гранулематозные глыбки могут выступать с поверхности почек, и гранулемы могут присутствовать на стенке кишечника. Фиброзные спайки могут простираться между органами. Печень может иметь фокальные, бледные повреждения. Радужка может быть обесцвечена и на внутренней поверхности роговицы обнаруживаются преципитаты. Кошки с неврологическими признаками могут иметь повреждения в головном или спинном мозге, что заметно невооруженным глазом.
  • Гистопатологические находки включают пиогранулематозные и гранулематозные повреждения в любой из пораженных тканей. Повреждения начинаются вокруг вен, но увеличивают по периферии вовлекая большую часть тканей.

Мониторинг за пациентом
У кошки с ВИПК необходимо контролировать скопление экссудата в плевральной полости.

Профилактика

  • Имеется в продаже MLV интраназальная вакцина против ВИПК. Однако, эффективность дано вакцины низкая, следовательно на ней нельзя целиком полагаться в вопросе контроля ВИПК.
  • Главный способ передачи ВИПК – от кошек асимптоматических вирусоносителей котятам в возрасте 5-7 недель, когда колостральный иммунитет начнет ослабевать. Следовательно, ранний отъем котят в возрасте 4-5 недель с выращиванием котят изолированных от прямого контакта с другими кошками включая матерей, прервет цикл передачи вируса от матери к потомству.
  • Обычная дезинфекция мест обитания кошки и средств по уходу и кормлению быстро инактивирует вирус и уменьшает риск передачи от кошки к кошке.
  • Только FCoV- антител негативные кошки должны вводиться в питомник или колонию кошек как гарантия свободы организма от вируса. Вакцинация может делать кошек антител-позитивными и может затруднить контроль вируса в популяции.

Возможные осложнения
При плевральном выпоте необходим торакоцентез, как средство лечения.

Ожидаемый курс и прогноз
ВИПК может запустить проявление клинических признаков в течение нескольких дней или нескольких месяцев. Прогноз смертельный после проявления типичных признаков ВИПК инфекции, достигая 100% смертности.

Клинические признаки, типично проявляющиеся при данной болезни.

  • Снижения вольтажа на ЭКГ, затухание комплексов и низкая амплитуда.
  • Приглушение сердечных тонов
  • Тахикардия, учащение пульса
  • Растяжение брюшной полости
  • Анорексия, сокращение или потеря аппетита
  • Асцит
  • Снижение объема фекалий, запор, отсутствие фекалий
  • Диарея
  • Дисфагия
  • Гепатоспленомегалия, спленомегалия, гепатомегалия
  • Полифагия, избыточный аппетит
  • Рвота
  • Аномальное проприорецептивное позиционирование
  • Атаксия, дискоординация, падание
  • Цианоз
  • Дегидратация
  • Дисметрия, гиперметрия, гипометрия
  • Непереносимость физической нагрузки
  • Лихорадка
  • Хромота передних конечностей
  • Генерализованная диагностика
  • Генерализованная слабость
  • Слабость в области головы, шеи, парез, паралич
  • Гемипарез
  • Хромота задних конечностей
  • Желтуха
  • Массы в брюшной полости
  • Недостаток роста
  • Лимфаденопатия
  • Опистотонус
  • Бледность кожи и слизистых оболочек
  • Полидипсия
  • Припухлость в области препуция, семенников, пениса, мошонки
  • Тетрапарез, слабость, паралич 4х конечностей
  • Дрожь, тремор, фасцикуляция
  • Потеря веса
  • Аномальное поведение, агрессия, изменение привычек
  • Аномальные рефлексы передних конечностей, усиление или уменьшение
  • Аномальные рефлексы задних конечностей, усиление или уменьшение
  • Кружение
  • Дезориентация, потеря памяти
  • Тупоумие, депрессия, летаргия
  • Делириум, бред, мания, возбуждение
  • Гипоэстезия передних конечностей, анестезия
  • Наклон головы
  • Гиперестезия, гиперактивность
  • Гипертония мышц, миотония
  • Гипотония мышц
  • Пропульсия, бесцельное брожение
  • Судороги или обмороки, конвульсии, коллапс
  • Тремор
  • Аномальный рефлекс зрачка на свет
  • Аномальная рефлективность сетчатки
  • Аномальный размер сосудов сетчатки
  • Анизокория
  • Блефароспазм
  • Слепота
  • Хемоз, отек конъюнктивы, роговицы
  • Аномальная васкуляризация конъюнктивы и роговицы
  • Краснота конъюнктивы, роговицы
  • Отек роговицы
  • Паннус
  • Гифема, «черный глаз»
  • Гипопион
  • Слезотечение
  • Миоз, сокращение зрачка
  • Мидриаз, расширение зрачка
  • Нистагм
  • Помутнение стекловидного тела
  • Атрофия зрительного нерва, сокращение размеров зрительного нерва
  • Гнойные истечения из глаз
  • Отслоение клетчатки
  • Складки и бугры на сетчатки
  • Кровоизлияния сетчатки
  • Синехии
  • Боль спины
  • Боль шеи
  • Боль от внешнего давления на брюшную полость
  • Аномальный размер семенников
  • Кашель
  • Притухание легочных звуков
  • Диспноэ
  • Тахипноэ
  • Слизистые носовые истечения, серозные, водянистые
  • Гнойные носовые истечения
  • Грубость и неопрятность шерсти
  • Глюкозурия
  • Кетонурия
  • Полиурия

В зависимости от тяжести протекания болезни животное должно проходить лечение либо стационарно или амбулаторно, желания и возможности владельцев обеспечить хорошее поддерживающее лечение.

Активность
Активность животного необходимо сократить для уменьшения распространения вируса к другим кошкам.

Диета
Анорексия и потеря веса – лавные проблемы при ВИПК. Любая диета, которая побудит животное к приему пищи, приветствуется.

Обучение владельцев
Обсудите различные аспекты ВИПК. Включая фатальный прогноз при окончальтеной постановке диагноза.

Хирургические аспекты
Нет

Лекарственные препараты

  • Нет препаратов для эффективного лечение ВИПК. Кошки с генерализованной инфекцией ВИПК почти всегда погибают.
  • Иммуносупрессивные препараты, такие как преднизолон и циклофосфамид применяются с ограниченным успехом. Кортикостероиды как субконъюнктивальные инъекции эффективны только при офтальмологическом проявлении болезни.
  • Интерфероны, хотя и эффективны in vitro, имеют ограниченный успех в лечении ВИПК. Рекомбинантный интерферон по оценкам имел некоторый успех в лечении ВИПК в Японии.
  • Антибиотики не эффективны, поскольку вторичные бактериальные инфекции не являются частью клинического проявления болезни.

Противопоказания
Нет

Предостережения
Нет

Возможные взаимодействия
Нет

Альтернативные препараты
Нет эффективных противовирусных лекарств против ВИПК.

Прогноз
ВИПК проходит клиническое проявление в течение нескольких дней до нескольких месяцев. Прогноз смертельный при проявлении характерных клинических признаков, смертность 100%.

источник

Главная → Публикации для ветеринарных специалистов → Лекция: Летальные инфекции кошек. Принципы диагностики и профилактики

Среди всей инфекционной патологии кошек существует три вирусных заболевания, которые стоят особняком от всех прочих, поскольку являются летальными, то есть неизлечимыми. К ним относятся вирусный иммунодефицит (ВИК, Feline immunodeficiency, FIV), вирусный лейкоз (ВЛК, Feline leukemia, FeLV) и инфекционный перитонит кошек (ВПК, Feline infectious peritonitis, FIP).

Читайте также:  Нет крови при взятии анализа

Однако, возбудители этих опасных заболеваний не всегда вызывают клиническое проявление болезни. В этом состоит основная сложность в 1) диагностике, 2) интерпретации результатов исследований и 3) прогнозировании этих заболеваний. В связи с этим практикующий ветеринарный специалист должен иметь в виду следующие основополагающие принципы:

  • все кошки, имеющие доступ на улицу, должны быть исследованы на летальные инфекции;
  • любой положительный результат должен быть 1) подтвержден другим методом; 2) согласовываться с клиническим статусом кошки;
  • кошки, зараженные вирусом лейкоза или иммунодефицита, могут жить в течение многих лет.

В этой лекции рассмотрены основные свойства вирусов, эпизоотология и патогенез заболеваний, представлена информация о формировании иммунного ответа у кошек, основные принципы контроля и профилактики, а также применение симптоматических и терапевтических средств.

1.1. Свойства вируса

1.1. Свойства вируса

Вирус лейкемии кошек (FeLV) относится к γ-ретровирусам, распространенных по всему миру. Впервые возбудитель был обнаружен с помощью электронной микроскопии в 1964 году [Jarrett et al., 1964 ]. К заболеванию кроме домашних кошек восприимчивы и дикие представители этого семейства, включая европейскую и иберийскую рысь.

Все ретровирусы, в том числе и вирус лейкоза (FeLV), являются РНК-содержащими и при репликации проходят стадию обратной транскрипции в ДНК, которая обычно интегрируется в геном клетки хозяина с помощью фермента интегразы [Temin & Mizutani, 1970]. Интегрированная ДНК называется провирусом. После того, как произошла обратная транскрипция, начинается синтез вирусных белков и сборка вирионов вблизи клеточной мембраны, а затем почкование вируса из клетки [Coffin, 1979]. Заражение клетки ретровирусом, как правило, не приводит к ее гибели.

Геном FeLV состоит из трех основных генов:

  • ENV – кодирует гликопротеин gp70 и трансмембранный белок p15;
  • POL – ген, кодирующий обратную транскриптазу, протеазу и интегразу, и группу специфических антигенов;
  • GAG – кодирует структурные белки вируса, включая p27 [Coffin, 1979].

Помимо, так называемого экзогенного вируса, у домашних кошек есть две формы эндогенных ретровирусов – эндогенный вирус лейкемии enFeLV [Soe et al., 1983] и вирус RD114 [Sarma et al., 1973].

Первый (enFeLV), как полагают, возник сотни тысяч лет назад от кошек, которые охотились на мышей, инфицированных мышиным вирусом лейкемии (MuLV), который был способен встроиться в геном клеток хищника. В результате этого вирус MuLV наследуется всеми потомками. Количество вируса enFeLV варьируется у разных пород кошек, в том числе у диких животных, и является постоянным явлением [Tandon et al., 2007]. Геном enFeLV не является полным и поэтому репликации вируса не происходит [Soe et al., 1983].

Вирус RD114 – это вирус приматов, возник сотни тысяч лет назад от предков кошек, которые охотились на ранних приматов, инфицированных этим вирусом [Barbacid с соавт., 1977]. Кошачьи клетки не восприимчивы к вирусу RD114, поэтому он не имеет патогенного потенциала для кошек.

Существует четыре подтипа вируса FeLV: A, B, C и T [Anderson et al., 2000; Russell & Jarrett, 1978], каждый из которых поражает определенный тип клеток, хотя иммунологически все подтипы тесно связаны. Подтип А распространен повсеместно. Подтип B произошел в результате рекомбинации вирусов FeLV и enFeLV. Подтип C является результатом мутации гена ENV, а подтип T имеет тропизм к Т-лимфоцитам.

Вирус лейкоза FeLV не долго может существовать вне организма хозяина и легко разрушается дезинфицирующими средствами, мылом, нагреванием и высушиванием. Передача вируса посредством контакта маловероятна. Вирус может недолго сохраняться во влажных условиях при комнатной температуре, так что есть возможность ятрогенной передачи через загрязненные иглы, хирургические инструменты или при переливании крови.

Лейкоз кошек зарегистрирован во всем мире. Распространенность заболевания может зависеть от плотности популяции и географической зоны. Достоверной информации о распространенности вирусного лейкоза в разных странах нет. В некоторых европейских странах, США и Канаде распространенность инфекции у домашних кошек очень низкая, как правило, менее 1% [Hosie et al., 1989; Levy et al., 2006; Lutz et al., 1990]. В питомниках, где не проводятся специальные профилактические меры, распространенность может достигать 20% и более.

За последние 25 лет распространенность и значение инфекции в Европе значительно уменьшилась в связи с наличием надежных диагностических тестов, специальных исследований, информационных программ по образованию ветеринарных специалистов и появлением высоко эффективной вакцины против лейкоза кошек.

Кошки с виремией являются источником инфекции. Такие животные выделяют вирус в окружающую среду со слюной, назальными секретами, фекалиями и молоком [Hardy et al., 1976; Pacitti et al., 1986]. Факторами риска при данной инфекции являются: возраст (котята более восприимчивы), высокая плотность популяции кошек и плохая гигиена. Лейкемия передается главным образом при взаимном вылизывании, а также через укусы. У кошек с виремией, беременность обычно приводит к эмбриональной смерти, рождению мертвых котят или котят с виремией, которые погибают в течение короткого периода времени. У кошек с латентной инфекцией передача вируса происходит, как правило, не во время беременности. Очень редко у некоторых котят (но не у всех) может быть виремия после рождения [Pacitti и соавт., 1986]. В этих случаях заражение происходит через отдельные молочные пакеты, в которых вирус реплицировался в последний период беременности. Молодые животные, в отличие от взрослых кошек, более восприимчивы к инфекции [Hoover et al., 1976; Grant et al. 1980].

В большинстве случаев инфекция начинается в ротовой части глотки, где вирус заражает отдельные лимфоциты, которые перемещаются в костный мозг. Как только быстро делящиеся клетки костного мозга подвергаются воздействию вируса, происходит массовая репликация, в следствие которой в течение нескольких недель после заражения развивается виремия. У кошек в питомниках виремия может развиваться несколько позже, в течение нескольких месяцев [Lutz et al., 1983b]. Вирусемия приводит к заражению слюнных желез и выстилающего эпителия кишечника, после этого вирус начинает в больших количествах выделяться со слюной и калом [Rojko и соавт., 1979].

Зачастую виремия подавляется иммунной системой [Lutz et al., 1980a]. У таких кошек развития заболевания не происходит. В приютах для животных, в которых не проводят плановых диагностических процедур, порядка 30-40% кошек имеют стойкую виремию, у такого же количества кошек виремия не постоянная и около 20-30% животных имеют антитела без явной виремии. Примерно у 5% кошек возможно атипичное течение, когда наблюдается антигенемия, но нет виремии [Hoover et al, 1977].

Кошка, иммунная система которой преодолела с виремию, остается латентно инфицированной, когда даже несколько клеток могут содержать провирус [Rojko и соавт., 1982]. Повторная активация вируса может происходить при подавлении иммунной системы или при хроническом тяжелом стрессе [Boretti и соавт., 2004]. Пока не ясно, насколько часто это происходит, но считается, что это редкое явление.

Как правило, до 10% всех образцов крови, доставляемых в диагностическую лабораторию, оказываются провирус-положительными (ПЦР), но отрицательными на присутствие вирусного белка (экспресс-тесты). Такие животные должны рассматриваться как латентно инфицированные [Boretti и соавт., 2004]. Вероятно, что кошка не может полностью элиминировать вирус из организма, это объясняет, почему вирус нейтрализующие антитела сохраняются у кошек на протяжении многих лет при отсутствии явной инфекции. Если это так, то риск реактивации вируса и развития болезни должен быть крайне низким, поскольку кошки без виремии, по всей видимости, имеют такую же продолжительность жизни, как и здоровые. Тем не менее, провирусная ДНК была обнаружена в опухолях у кошек, у которых не был подтвержден лейкоз [Jackson et al., 1993]. Предполагается, что вирус может быть инициатором развития опухоли, а затем сохраняются только в виде провируса, возможно, в дефектной форме.

Типичные клинические признаки инфекции обычно развиваются у кошек с виремией иногда в течение нескольких лет [Hardy и соавт., 1976].

1.4.1 Пассивный иммунитет

Экспериментально было доказано, что восприимчивые котята могут быть защищены от инфекции путем пассивной иммунизации с высоким титром антител к вирусу [Hoover et al., 1977]. Если все же наступает виремия, лечение с применением вируснейтрализующих моноклональных антител к вирусу является неэффективным [Weijer и соавт., 1986].

1.4.2. Активный иммунитет

Большинство кошек, которые справляются с виремией, имеют высокий титр антител [Lutz et al., 1980a; Russel & Jarrett, 1978], направленных против всех компонентов вируса [Lutz и др., 1980а]. В большинстве случаев (но не во всех) могут быть обнаружены вирус нейтрализующие антитела [Flynn et al., 2002]. Так как не все иммунные кошки имеют высокий титр антител, был сделан вывод, что цитотоксические Т-лимфоциты (CTL) также являются важным звеном в иммунитете против вируса лейкоза [Lutz и др., 1980а].

Вирусный лейкоз может привести к нескольким непостоянным клиническим признакам. Наиболее распространенными патологическими состояниями являются: подавление иммунитета, анемия и лимфомы [Hardy et al., 1976; Hardy et al., 1973].

Прогноз для животных с устойчивой виремией неблагоприятный. До 70-90% таких кошек погибнут в течение от 18 месяцев до трех лет [Hardy и соавт., 1976]. Однако некоторые кошки могут оставаться здоровыми в течение длительного времени (несколько лет) [Hofmann-Lehmann et al., 1995].

Возраст кошки, в котором происходит инфицирование, является наиболее важным фактором, определяющим клинический исход [Hoover et al., 1976]. На патогенез инфекции влияет множество факторов, включая подгруппы вирусов и состояние клеточного иммунного ответа.

1.5.1. Иммуносупрессия (подавление иммунитета)

Иммуносупрессия при лейкозе является более сложной и тяжелой, чем при вирусном иммунодефиците. Так, возможно развитие атрофии тимуса, лимфопения, нейтропения, нарушение функции нейтрофилов, снижение количества CD4 +, и, что более важно потеря CD8 + [Ogilvie et al., 1988].

Независимо от того, есть ли клинические признаки или нет, у кошек с виремией наблюдается подавление иммунитета [Orosz et al., 1985a; Orosz et al., 1985b; Perryman et al., 1972] с задержкой выработки первичных и вторичных антител. Иммуносупрессия может привести к заражению другими инфекционными агентами, к которым кошка до этого была устойчива, например, сальмонеллой. Кроме того, может быть обострение заболеваний, вызванных другими возбудителями, например инфекционная анемия, криптококкоз, токсоплазмоз. Параллельно лейкоз предрасполагает к развитию хронических заболеваний, таких как стоматит и хронический ринит [Knowles et al., 1989; Tenorio et al., 1991]. Терапия хронического ринита или, например, подкожного абсцесса при лейкозе может занять гораздо больше времени с большой вероятностью возникновения рецидивов.

У FeLV-инфицированных кошек могут развиваться различные виды анемии, как правило, зачастую это не регенеративная анемия. Регенеративная форма анемии, возникающая в результате гемолиза, может быть связана с вторичными инфекциями, например, гемобартенеллезом (Mycoplasma haemofelis) или аутоиммунными процессами [Scott и др., 1973;. Kociba, 1986]. Вирус может мешать транспорту белков гема [Коттер, 1979; Куигли и др., 2000], что непосредственно приводит к не регенеративной анемии. Последняя может быть вызвана хроническими воспалительными механизмами, миелодеструкцией, миелосупрессией (панцитопения или аплазии эритроцитов) или миелопролиферативными заболеваниями. Могут отмечаться другие цитопении, в частности, тромбоцитопения и нейтропения, вероятно, вызванные вирусом в результате иммунно-опосредованных механизмов и миелосупрессии.

1.5.3. Лимфома

Вирус может вызвать различные опухоли у кошек, в основном лимфому и лейкемию, однако возможны неоплазии в других не кроветворных органах. Лейкоз-индуцированные лимфомы являются одними из наиболее частых форм опухолей кошек, миелопролиферативные заболевания встречаются реже и не всегда связаны с данной инфекцией [Francis и др., 1979а;. Louwerens и др., 2005].

Различные формы лимфом были классифицированы в соответствии с анатомическим расположением:

  • Лимфома тимуса или средостения;
  • Лимфома желудочно-кишечного тракта;
  • Многоцентровая или периферическая лимфома (поражение лимфатических узлов);
  • Нетипичные или экстранодальные лимфомы представляют собой одиночные опухоли почек, ЦНС или кожи;

В некоторых случаях лимфома распространяется на несколько органов [Hardy et al., 1970; Reinacher & Theilen, 1987]. Поражение печени, селезенки, костного мозга и / или нелимфоидных органов предполагает плохой прогноз [Vail & Thamm, 2005]. Возможно развитие лимфом, которые трудно обнаружить или связать с лейкозом, в этом случае можно предполагать лучший прогноз [Vail & Thamm, 2005].

1.5.4. Другие заболевания, связанные с вирусным лейкозом

Кроме вышеописанных заболеваний при лейкозе зарегистрирована и другая патология, в том числе гемолитическая анемия, гломерулонефрит и полиартрит.

У инфицированных кошек возможно развитие доброкачественной лимфаденопатии, которая может быть ошибочно принята за периферическую лимфому [Moore et al., 1986].

Хронический энтерит в результате дегенерации эпителиальных клеток кишечника и некроза крипт возникает у кошек, у которых вирус присутствует в клетках кишечника [Reinacher, 1987]. Воспалительные и дегенеративные заболевания печени также могут быть связанны с вирусной лейкемией [Reinacher, 1989].

Главным образом, это патология периферической нервной системы, такие как анизокория, расширение зрачков, синдром Горнера, недержание мочи, нарушение вокализация, гиперестезии, парезы и параличи [Haffer и соавт., 1987].

1.6.1. Прямые методы обнаружения

Первые ИФА тесты, основанные на поликлональных антителах, позволяли количественно определять вирусный белок p27, но имели тенденцию давать ложно-положительные результаты, так как антитела обнаруживали не только вирусные белки, но иногда и не вирусные компоненты [Lutz и др. др., 1980b;.. Lutz и др., 1980c]. Улучшенные тесты были построены на основе твердофазного ИФА и были высокоспецифичны. Однако подтвержденное наличие вирусных белков не означало виремию. Современные ИФА тесты имеют высокую диагностическую чувствительность и специфичность, но нуждаются в подтверждении «золотым стандартом» в диагностике лейкоза. Таким стандартом является ПЦР диагностика на наличие провирусной ДНК. Исследования показали, что диагностическая чувствительность ИФА составляет примерно 90%. То есть примерно 10% кошек оказались позитивными в ПЦР и дали отрицательный результат в ИФА, что говорит об отсутствии антигенемии. Специфичность ПЦР близка к 100%, поскольку каждый позитивный ИФА тест подтвердился в ПЦР (Hofmann et al., 2001). Таким образом, ПЦР обладает диагностической чувствительностью более чем 90%, а специфичность составляет более 98% [Hartmann et al., 2001].

1.6.1.2. Иммунная хроматография

Эти тесты основаны на том же принципе, что и ИФА. Диагностическая чувствительность и специфичность таких экспресс тестов сопоставимы с ИФА [Hartmann et al., 2007; Hartmann et al., 2001; Pinches et al., 2007; Robinson et al., 1998].

1.6.1.3. Иммунофлуоресцентный анализ

Первый метод, который позволил обнаруживать вирус в полевых условиях, был непрямой иммунофлуоресцентный анализ (РНИФ), разработанный в 1973 г. [Hardy и соавт., 1973]. Он был основан на наблюдении, что гранулоциты, лимфоциты и тромбоциты у инфицированных кошек содержат вирусные компоненты, которые могут быть обнаружены с помощью реакции непрямой иммунофлюоресценции в мазках крови. Диагностическая чувствительность метода по сравнению с выявлением вируса в ПЦР значительно ниже, но положительный результат, как правило, говорит о стойкой виремии [Hawks et al., 1991]. Если у кошки наблюдается лейкопения или инфицирован небольшой процент лейкоцитов периферической крови, наличие инфекции может остаться незамеченным.

1.6.1.4. Культивирование вируса

Выделение вируса в культуре клеток считалось высшим критерием определения болезни. [Jarrett 1980; Jarrett et al., 1982]. Действительно, на ранней стадии инфекции, выявление инфекционных частиц часто является наиболее чувствительным методом (Lehmann и соавт., 1991). С учетом сложной логистики, этот тест уже не используется для рутинных исследований.

1.6.1.5. ПЦР для обнаружения провируса (ДНК)

Так как каждая клетка кошки содержит от 12 до 15 копий генетического материала эндогенных вирусов FeLV, оказалось довольно трудно определить последовательности, специфичные для экзогенного провируса [Jackson et al., 1996]. Значение метода ПЦР в значительной степени возросло с появлением ПЦР в реальном времени, которая позволяет проводить количественный анализ провируса [Hofmann-Lehmann et al., 2001]. ПЦР анализ имеет самую высокую аналитическую и диагностическую чувствительностью с учетом того, что все лабораторные исследования выполняются в соответствии со всеми требованиями и в надлежащих условиях.

Проведение ПЦР для выявления провируса может быть полезным у кошек с отрицательным иммунохроматографическим тестом.

1.6.1.6. ПЦР для обнаружения вирусной РНК

Выявление вирусной РНК стало новым аспектом в диагностике лейкоза [Tandon et al., 2005]. С помощью этого теста возможно обнаружить и провести количественный анализ вирусной РНК в цельной крови, сыворотке, плазме, слюне или фекалиях. Выявление РНК в ПЦР не дает ту же информацию, что и определение ДНК провируса. Достаточно много кошек, иммунная система которых преодолела виремию, но, тем не менее, они будут положительными на наличие провируса. У таких животных РНК вируса не будет определяться в крови, слюне и фекалиях [Gomes-Keller et al., 2006a]. Обнаружение вирусной РНК является надежным показателем вирусемии.

В большинстве случаев ПЦР анализ проводится индивидуально. Тем не менее, в определенных условиях, когда стоимость анализа высока, например, для тотального тестирования кошек в питомнике, можно использовать ПЦР для исследования объединенных проб, так как тест достаточно чувствителен для выявления одной инфицированной кошки в 30-ти объединенных пробах [Gomes-Keller et al., 2006b].

1.6.2. Косвенные методы обнаружения

Несмотря на то, что возможно определять антитела к вирусу FeLV, результаты такого анализа трудно интерпретировать, так как много кошек имеют антитела к эндогенному вирусу. Поэтому такие тесты в настоящее время не имеют клинического значения.

Есть тесты на вирус нейтрализующие антитела, но они не получили широкого распространения (в основном, используются в Великобритании).

1.6.3. Интерпретация результатов исследований

Первый тест, который будет положительным практически сразу после заражения, это выделение вируса на культуре клеток. Спустя нескольких дней после заражения для диагностики возможно использовать ПЦР для выявления ДНК и РНК, а затем ИФА [Hofmann-Lehmann et al 2006]. Кошки с устойчивой виремией, как правило, дают положительный результат по всем тестам.

Наиболее широко используемые тесты для диагностики инфекции FeLV на практике – это иммунохроматографические экспресс тесты для определения антигена. Распространение лейкоза кошек постепенно сокращается, однако во многих европейских странах существует тенденция к увеличению ложно положительных результатов. Поэтому сомнительный и положительный результат у здоровой кошки должен быть всегда подтвержден, желательно с использованием ПЦР. Положительный результат у кошки с клиническими признаками инфекции является более надежным, поскольку у таких животных распространение вируса, вероятно, будет значительно выше.

Кошки с положительным результатом могут преодолеть виремию в течение 2-16 недель, в редких случаях дольше. Поэтому каждая положительно реагирующая кошка без клинических признаков должна быть изолирована и через несколько недель или месяцев исследована повторно.

Кошки, у которых вируса нет в крови, дадут отрицательные результаты в ИФА, иммунохроматографии и в ПЦР при определении РНК, однако будут позитивными при выявлении провируса [Gomes- Keller et al., 2006a]. Таких кошки следует считать латентно инфицированными, хотя клиническая значимость в большинстве случаев будет низкой. Тем не менее, в редких случаях, хронический стресс, подавление иммунной системы или ко-инфекции могут привести к реактивации вируса. Средняя нагрузка провируса у кошек, преодолевших виремию в несколько сотен раз ниже, чем у кошек с устойчивой виремией. Небольшая часть кошек (2-3%) все же остаются положительными в ИФА и иммунохроматографии. У этих животных очаги инфекции находятся за пределами костного мозга. Такие кошки должны рассматриваться в качестве потенциального источника инфекции [Lutz и др. 1980c].

Таким образом, первоначально кошек можно проверить иммунохроматографией на наличие вирусного белка р27. Если результат окажется отрицательным по любой причине, тест необходимо повторить в квалифицированной лаборатории, используя альтернативный формат – ПЦР для выявления провируса.

1.7.1. Общие принципы

FeLV-инфицированные кошки должны содержаться только в помещении, чтобы предотвратить распространение вируса. Кроме того, это снизит риск заражения другими инфекциями, которым подвержены кошки с иммуносупрессией. Если такие животные попадают в стационар ветеринарной клиники, они должны находиться в отдельных клетках. Следует учитывать, что их следует держать подальше от кошек с другими инфекционными заболеваниями, особенно респираторными.

Будет разумным избегать кормления сырым мясом, которое может представлять опасность в связи с возможной бактериальной или паразитарной инфекцией, к которым FeLV-позитивные кошки более восприимчивы.

FeLV-инфицированные кошки с бессимптомным течением должны проходить клинический осмотр, по крайней мере, каждые шесть месяцев. Полный анализ крови (морфологический, биохимический) и анализы мочи следует периодически контролировать, в идеале 1-2 раза в год.

Коты и кошки без ретровирусов должны быть стерилизованы, чтобы минимизировать риск заражения вирусом. Операции, как правило, хорошо переносятся FeLV-инфицированными кошками с бессимптомным течением болезни.

Вирус сохраняет инфекционность в течение короткого времени вне организма хозяина [Francis и др., 1979b], и легко уничтожается при использовании любых дезинфицирующих средств, включая обычное мыло.

Плановая вакцинация FeLV-инфицированных кошек является предметом обсуждения. Программы вакцинации для предотвращения основных распространенных инфекционных заболеваний должны применяться у FeLV-инфицированных кошек, хотя было продемонстрировано, что такие животные не смогут дать адекватный иммунный ответ на вакцину против бешенства [Franchini, 1990]. Таким образом, защита у FeLV-инфицированных кошек после прививки не может быть сравнима с таковой у здоровыхживотных. Рекомендуется применять инактивированные вакцины, поскольку вирус в живых вакцинах может сохранять некоторый патогенный потенциал и привести к клиническому заболеванию.

1.7.2. Лечение

1.7.2.1. Поддерживающая терапия

Если инфицированная вирусом лейкоза кошка заболела, необходимо быстрое и точное выявление конкретных заболеваний, чтобы оказать раннее терапевтическое вмешательство и обеспечить успешный исход лечения. Таким образом, для таких животных рекомендуется более масштабные диагностические манипуляции, чем для неинфицированных кошек. Многие кошки с ретровирусной инфекцией хорошо реагируют на соответствующие препараты. Кортикостероиды и другие препараты, подавляющие иммунитет или костный мозг, следует избегать.

Очень важна ветеринарная помощь для кошек с виремией. Многим, возможно, потребуется инфузионная терапия. Некоторые специфические осложнения болезни хорошо реагируют на лечение, например, вторичные бактериальные инфекции, особенно гемобартенеллез, при котором следует назначать доксициклин. Если присутствует стоматит / гингивит, следует рассмотреть применение кортикостероидов, чтобы улучшить аппетит.

Лечение лимфомы проводят химиотерапевтическими препаратами, однако в большинстве случаев следует ожидать ремиссии. Химиотерапия кошек с лимфомой не решит вопрос с виремией и прогноз у таких животных неблагоприятный [Ettinger, 2003].

Существует мало доказательств, подтверждающих влияние иммуномодуляторов на здоровье и долголетие FeLV-инфицированных кошек.

Тем не менее, было высказано предположение, что некоторые из этих средств могут принести пользу инфицированным животным за счет восстановления ослабленной иммунной функции, что позволяет пациенту контролировать вирусную нагрузку.

SPA (Staphylococcal Protein A) – бактериальный полипептид золотистого стафилококка, который действует как иммуномодулятор. В контролируемых исследованиях, лечение больных кошек SPA (10 / мкг / кг два раза в неделю в течение десяти недель) не вызывает статистически значимого различия в статусе FeLV. Вместе с тем такая терапия приведет к значительному улучшению субъективного впечатления владельцев о здоровье своих питомцев [McCaw et al., 2001].

1.7.2.3. Противовирусные препараты

Иногда используются противовирусные препараты, однако их эффективность ограничена, и многие из этих соединений имеют серьезные побочные эффекты [Hartmann, 2006].

Лечение виремии с использованием кошачьего интерферона омега (interferon-w) значительно смягчает клинические признаки и увеличивает продолжительность жизни кошек с виремией [de Mari et al., 2004]. Интерферон подавляет репликацию вируса in vitro.

Применение interferon-w (106 МЕ / кг подкожно 1 раз в день в течение 5 дней, затем повторить курс еще 2 раза с интервалом несколько недель) [de Mari et al., 2004] показало статистически значимые различия в продолжительности жизни по сравнению с необработанными кошками.

AZT (производное тимидина) блокирует обратную транскриптазу ретровирусов. Было показано, что AZT эффективно подавляет репликацию FeLV in vitro и in vivo. Применение препарата уменьшает вирусную нагрузку в плазме, улучшает иммунологическое и клиническое состояние, повышает качество жизни и ее продолжительность. AZT используется в дозе 5-10 мг / кг каждые 12 часов перорально или подкожно. Чем выше дозировка на кошку, тем с большей осторожностью должен применяться препарат в связи с возможными побочными явлениями (например, нерегенеративная анемия) [Hartmann, 2005].

Первая вакцина против вирусного лейкоза была выпущена в США в 1984 году. Эта вакцина была основана на специальным образом подготовленном антигене FeLV и защищала кошек от виремии [Lewis и соавт., 1981].

Сегодня доступны несколько вакцин. Некоторые из них основаны на новых разработках (рекомбинантная ДНК). Одна из таких вакцин состоит из вирусных гликопротеинов, а также части трансмембранного белка внедренного в E.coli [Kensil и соавт., 1991], и это была первая генетически модифицированная вакцина у непродуктивных животных. Последние вакцины представляют собой вектор, который несет в себе гены гликопротеинов и белок капсида [Tartaglia et al., 1993]. В отличие от других вакцин, у кошек не образуется нейтрализующих антител. Защитный эффект достигается путем стимуляции клеточного иммунитета, что приводит к быстрому развитию нейтрализующих антител при контакте кошек с полевым вирусом [Hofmann-Lehmann et al., 2006; Lehmann et al, 1991].

Читайте также:  Анализ крови у кормящей женщины

Различия между различными марками вакцины являются более значительными, чем для других инфекционных заболеваний, и есть свидетельства, что это отражается на эффективности защиты. Сравнение эффективности разных вакцин может ввести в заблуждение в связи с разными протоколами их использования [Sparkes, 2003].

В любом случае, ни одна вакцина не может обеспечить 100% эффективность защиты и предотвратить инфекцию [Hofmann-Lehmann et al., 2007]. Недавние исследования показали, что кошки, которые смогли преодолеть p27-антигенемию, давали положительные результаты на наличие не только провируса в крови, но и РНК вируса, хотя и на очень низком уровне по сравнению кошками с устойчивой виремией [Hofmann-Lehmann et al., 2007].

Длительное наблюдение за вакцинированными кошками показало, что низкий уровень виремии РНК и сохранение низкого уровня провирусной ДНК можно рассматривать как клинически не значимые факторы, и таких животных следует считать «защищенными».

В большинстве случаев лейкоз должен быть включен в плановую вакцинацию кошек. Это обеспечит хорошую защиту от потенциально опасных для жизни инфекций, а польза для большинства кошек значительно превышает любые риски, связанные с побочными эффектами.

В ситуациях, когда возможность контакта кошки с вирусом лекоза сведена к минимуму, вакцинация не требуется. На принятие решения о необходимости вакцинации может повлиять географический фактор. Так, в некоторых европейских странах лейкоз в значительной степени был ликвидирован. Что касается Ростовской области, в нашем регионе лейкоз встречается достаточно часто, как и иммунодефицит.

Тем не менее, жизненные обстоятельства у владельцев животных могут меняться, могут возникнуть ситуации с потенциальным риском заражения лейкозом. В связи с этим, необходимо рекомендовать владельцам кошек вакцинировать своих питомцем перед переездом или путешествием. Особое внимание необходимо уделять котятам, поступающим на первичную вакцинацию.

1.8.1. Первичная вакцинация

Все кошки, у которых есть потенциальный риск заражения, должны быть вакцинированы. В таких случаях рекомендуется вакцинация котят в возрасте 8 или 9, затем в 12 недель в сочетании с основной вакциной [Brunner и соавт., 2006].

Если статус кошки по лейкозу неизвестен, необходимо провести исследование на антигенемию (экспресс тест, ПЦР) до вакцинации, чтобы избежать неэффективного использования препарата. Если заражение лейкозом до вакцинации маловероятно, исследование может быть не обязательным (например, котята получены от кошки и кота, которые не имели контактов с другими кошками и не являются инфицированными вирусом лейкоза).

1.8.21 Ревакцинация

Опубликованных данных, подтверждающих, что использование вакцин против лейкоза защищают кошек на срок более года, нет. Таким образом, большинство производителей вакцин рекомендуют проводить ревакцинацию ежегодно. Однако, учитывая снижение чувствительности к инфекции с возрастом, у кошек старше 3-4 лет будет вполне достаточным проводить ревакцинацию каждые два-три года.

1.9.1. Владельцам, у которых 5 и более кошек

Если в группе есть хотя бы одна кошка с лейкозом, все остальные животные должны быть обязательно проверены. В том случае, если обнаруживаются еще положительно реагирующие животные, необходимо изолировать их. Отрицательно реагирующих следует периодически контролировать на предмет виремии. Несмотря на высокую эффективность вакцины, все же рекомендуется не ограничиваться только вакцинацией.

С учетом распространения инфекции в Ростовской области рекомендуется проводить тотальный контроль вновь поступающих в приют животных на предмет лейкоза. Больных кошек, у которых подтверждено наличие вируса, следует подвергать эвтаназии. Некоторые приюты создают специальные условия для содержания инфицированных кошек, однако в таких случаях необходимо иметь полную уверенность в том, что они не представляют опасности для других животных.

Следует избегать возможности распространения вируса. В идеале, кошки с различным статусом должны содержаться изолированно. Следует рассмотреть вакцинацию неинфицированных животных.

1.9.3. Питомники

В питомниках распространенность лейкоза сравнительно ниже. Европейские страны достигают этого в основном за счет рутинной проверки и удаления положительно реагирующих кошек. В питомниках рекомендуется регулярное тестирование, 1-2 раза в год. Обязательно должен быть ограничен контакт с кошками из других учреждений. Если кошки имеют доступ на улицу и/или возможность контакта с другими животными, статус которых не известен, необходимо их вакцинировать.

1.9.4. Вакцинация кошек c ослабленным иммунитетом

1.9.4.1. Инфицированные кошки

Вакцинация лейкоз-позитивных кошек против лейкоза вообще не приносит никакой пользы.

1.9.4.2. Кошки с вирусным иммунодефицитом

В долгосрочном исследовании, в котором вакцинировали кошек, инфицированных вирусом иммунодефицита, вакцинация дала большой эффект, по сравнению с невакцинированными кошками [Hofmann-Lehmann et al., 1995]. Из этих наблюдений можно сделать вывод, что и в естественных условиях кошек с иммунодефицитом следует вакцинировать против лейкоза, но только в том случае, если есть реальный риск заражения. Поскольку иммунный ответ у кошек с иммунодефицитом значительно ниже, ревакцинация должна проводиться чаще.

1.9.4.3. Кошки с иммунодефицитными состояниями или хроническими заболеваниями

Существует общее мнение, что кошки с острыми заболеваниями, не должны быть вакцинированы, но животных с хроническим заболеванием, например, почечная недостаточность, сахарный диабет или тиреотоксикоз, необходимо вакцинировать регулярно, если существует риск заражения.

1.9.4.4. Кошки, получающие кортикостероиды или другие иммуносупрессивные препараты

Необходимость вакцинации у таких животных должна обсуждаться индивидуально. В зависимости от дозировки и продолжительности лечения, кортикостероиды могут подавлять иммунный ответ, в частности, клеточный иммунный ответ. Поэтому следует избегать параллельное применение кортикостероидов во время вакцинации.

Вирус иммунодефицита кошек (FIV) принадлежит семейству ретровирусов к роду лентивирусов и имеет аналогичное строение, структуру, патогенез, что и вирус иммунодефицита человека [Miller с соавт., 2000]. Вирус поражает практически всех представителей семейства кошачьих, в том числе пуму, лва, леопарда и манула [Barr et al. 1997, Brown et al. 1994, Carpenter et al. 1996, Olmsted et al. 1992]. Важно подчеркнуть, что вирус не представляет опасности для человека.

Лентивирусы, такие как FIV, являются сложными вирусами, содержание помимо генов gag, pol и env еще и дополнительные гены. Ген gag кодирует белок капсида, в частности p24, что очень важно для диагностики. Ген pol кодирует протеазу, интегразу и обратную транскриптазу белков, а также дополнительные ферменты, играющие важную роль в вирулентности вируса. Гены gag и pol мало подвержены изменчивости у разных штаммов вируса. Ген env кодирует гликопротеин (gp120) и трансмембранный белок (gp41), которые являются основными факторами, определяющими разнообразие среди вирусных изолятов [Olmsted et al. 1989].

Все штаммы вируса подразделяют на пять генетически различных (отличие в последовательности гена env до 26%) изолятов (A, B, C, D, E) [Sodora et al., 1994; Kakinuma et al., 1995; Pecoraro et al., 1996]. Наиболее распространенными являются типы А и В. В одной стране может персистировать один или несколько типов вируса. Например, в Англии зафиксированы случаи инфицирования кошек только вирусом типа А. В тоже время, в Швейцарии, Австралии, западной части США, северной Японии, Германии и Южной Африке циркулируют различные типы вирусов [Sodora et al., 1994; Kakinuma et al., 1995; Bachmann et al., 1997; Kann et al., 2006].

Важно знать, что вирус вне организма кошки погибает в течение нескольких минут и легко уничтожается обычными дезинфицирующими средствами, даже мылом.

Вирус иммунодефицита (FIV) был впервые выделен в 1986 году [Pedersen, 1987]. Серологические исследования показали, что ВИК является эндемичным заболеванием. Различные сероварианты вируса присутствуют от 1 до 14% кошек без клинических признаков и до 44% у клинически больных кошек [Hartmann, 1998]. Считается, что основной путь передачи вируса – со слюной во время укусов при драках [Yamamoto с соавт., 1989]. Вертикальный путь передачи и заражение кошек в стабильных домашних условиях происходит относительно редко.

Вирус передается от матери к котятам, однако, это не означает, что абсолютно все потомство заболеет иммунодефицитом. Доля инфицированных котят зависит от вирусной нагрузки у кошки во время беременности и родов. Например, если кошка во время беременности болеет иммунодефицитом в острой форме, то до 70% котят могут быть инфицированы. Однако, если кошка клинически здорова и инфицирована, то вряд ли все котята будут заражены [O’Neil et al. 1995a, 1995b, 1996]. Хотя ни оронозальный, ни половой путь передачи не наблюдался в естественных условиях, кошки могут быть экспериментально инфицированы инокуляцией вируса в нос, рот, влагалище и прямую кишку [Moench et al., 1993]. Нужно иметь в виду, что при спаривании инфицированный кот может укусить кошку.

Основной мишенью в случае ВИК являются активированные CD4 + Т-лимфоциты. Эти клетки обычно функционируют как Т-хелперы, которые играют важную роль в работе иммунной системы, способствуют развитию гуморального и клеточного иммунитета. Гликопротеин вируса gp120 связывается с первичным рецептором на поверхности клетки [Shimojima 2004, Willet 2006]. После проникновения вируса в клетку начинает работать фермент вируса – обратная транскриптаза, синтезирующая на основе РНК вируса копию ДНК. Фермент обладает низкой точностью, не имеет функции корректуры, поэтому вирус FIV может быстро мутировать и поэтому существует в виде нескольких штаммов. Это генетическое разнообразие приводит к вариантам, которые могут уклоняться от обнаружения иммунной системой хозяина.

Латентная инфекция возникает тогда, когда клетка несет в себе интегрированную копию провируса, но новые вирусные частицы не образуются. Такие инфицированные клетки представляют собой «резервуар» инфекции, которая не поддается влиянию нейтрализующих антител, что создает препятствия для эффективной вакцинации.

В первые несколько дней после экспериментального заражения вирус FIV проникает в дендритные клетки, макрофаги и Т-лимфоциты, а также может быть обнаружен в плазме в течение 2-х недель. Количество вирусных частиц и провирусной ДНК увеличивается в мононуклеарных клетках, достигая максимума на 8-12 неделе после заражения. В течение этого периода отмечаются незначительные или умеренные клинические отклонения, такие как анорексия, депрессия и гипертермия. Они быстро проходят в отличие от генерализованной лимфаденопатии, которая может возникнуть в результате резкого увеличения активных центров инфекции в лимфатических узлах.

Снижение вирусной нагрузки приводит к так называемой «бессимптомной» фазе, которая может длиться в течение многих лет, а может быть и всю жизнь. Предполагается, что во время этой фазы репликация вируса находится под контролем иммунной системы, и зараженные кошки могут не иметь клинических признаков. Однако исход инфекции FIV может быть различен. В бессимптомной фазе вирусная нагрузка в плазме относительно стабильна, но количество CD4 + Т-лимфоцитов постепенно снижается, что приводит к изменению соотношения CD4:CD8 Т-лимфоцитов [Torten с соавт., 1991]. У некоторых инфицированных кошек это приводит к функциональному иммунодефициту, клинической картине СПИДа и смерти.

2.3.1. Пассивный иммунитет

В условиях естественной инфекции эффективность пассивного иммунитета, приобретенного через молозиво от инфицированных или вакцинированных кошек, не известна. Экспериментально было доказано, что котята могут быть защищены от инфекции после пассивной передачи антител [Hohdatsu с соавт., 1993; Pu и др., 1995].

Тем не менее, пассивная передача антител не может защитить котят от вирулентных штаммов. Это касается и вакцинированных кошек, иммунизированных экспериментальной вакциной (Siebelink и соавт., 1995).

2.3.2 Активный иммунитет

Несмотря на гуморальный и клеточный иммунитет, происходит инфицирование кошек вирусом FIV. Одновременно с пиком вирусной нагрузки, в плазме появляются антитела к вирусу, в том числе и вируснейтрализующие [Fevereiro с соавт., 1991]. Антитела можно обнаружить спустя 2-4 недели после заражения, хотя при воздействии малых доз вируса сероконверсия может занимать более длительный период [Hosie и Jarrett, 1990]. У экспериментально зараженных кошек антитела к гликопротеину (gp120) и трансмембранному белку появились раньше, чем антитела к белку p24 [Rimmelzwaan с соавт., 1994].

Большинство клинических признаков у ВИК-инфицированных кошек не связаны напрямую с вирусом. Поэтому очень важно разобраться в основной причине клинических проявлений заболевания. Во многих случаях клинические признаки будут вызваны вторичной инфекцией, которая должна быть выявлена и соответствующим образом ликвидирована (см. ниже). Сам вирус FIV несет ответственность за иммунодефицит (кошки более восприимчивы к вторичным инфекциям и новообразованиям) или напротив стимуляцию иммунной системы, в редких случаях вирус может привести к неврологическим заболеваниям.

В первые несколько недель или месяцев после заражения можно выявить незначительные клинические признаки, характерные для начальной фазы инфекции. Как правило, это умеренная лихорадка, вялость и лимфаденопатия [del Fierro et al., 1995]. Общий анализ крови может показать нейтропению [Pedersen с соавт. 1989].

У инфицированных кошек клинические признаки не появляются в течение длительного периода времени, прежде чем начинают проявляться проблемы, связанные с иммунодефицитом [Ishida и соавт., 1992]. Этот бессимптомный период в большинстве случаев длится в течение многих лет [Эдди с соавт., 2000], а у некоторых кошек всю жизнь, и в этом случае у них никогда не будет клинических признаков, связанных с иммунодефицитом Клиническая форма болезни, как правило, регистрируется у кошек в возрасте 4-6 лет и старше.

Иммунодефицит и / или иммуностимуляция наиболее часто проявляются в виде хронического гингивостоматита, хронического ринита, увеличения лимфатических узлов, гломерулонефрита и потери веса.

На фоне иммунодефицита у ВИК-инфицированных кошек регистрируют вирусные [Brown с соавт., 1989], бактериальные [Hughes с соавт., 1999], грибковые [Schubach с соавт., 2003] и протозойные [Pennisi, 2002] заболевания. Необычные клинические проявления, такие как нехарактерные для кошек или тяжелые паразитарные заболевания кожи (например, демодекоз, педикулез), или опухоли (например, лимфосаркома [Callanan соавт. 1996], миелопролиферативные заболевания и плоскоклеточный рак [Хатсон и соавт. 1991]) также должны быть поводом для проведения исследований на ВИК.

Поскольку гингивостоматит в значительной степени ухудшает качество жизни кошек, этот клинически признак является чуть ли не самым частым проявлением ВИК [Tenorio et al., 1991].

Экспериментальные инфекции показали, что нейровирулентные штаммы вируса могут вызывать поражение ЦНС [Ryan с соавт., 2005] и нейропатии переферической НС [Kennedy et al., 2004]. С этим связаны поведенческие изменения, судороги, нарушение сна и парезы [Phillips и соавт. 1996].

Репродуктивная патология описана у инфицированных кошек, у которых вирус выявлялся в плаценте и эмбриональных тканях [Weaver с соавт., 2005]. Поражение почек в результате клубочковых и тубуло-интерстициальных поражений, связанных с тяжелой протеинурией, является частым явлением у ВИК-инфицированных кошек [Poli et al. 1993]. Вирус может напрямую вызывать патологию почек за счет образования иммунных комплексов [Poli et al., 1995b]. Поликлональная активация В-клеток вызывает гиперглобулинемию и высокий уровень циркулирующих иммунных комплексов [Matsumoto с соавт., 1997] и аутоантител [Pennisi с соавт., 1994, Masucci с соавт., 2006].

При клиническом обследовании кошек необходимо учитывать такие факторы, как нейтропению, лимфопению, а также анемию.

Цитопении связаны с подавлением костного мозга вирусом иммунодефицита.

2.5.1. Прямые методы обнаружения

2.5.1.1 Культивирование вируса

Очень надежный метод диагностики заболевания. Лимфоциты периферической крови после специальной подготовки культивируют на клеточных культурах течение 2-3 недель. Эта процедура является трудоемкой и используется очень редко.

2.5.1.2 Полимеразная цепная реакция (ПЦР)

В настоящее время имеются тест-системы для выявления провирусной ДНК. Тем не менее, было показано, что ПЦР в некоторых случаях может быть менее информативной, чем серологические тесты [Bienzle et al., 2004, Levy et al., 2004, MacDonald et al., 2004], с чувствительностью и специфичностью в пределах от 40 до 100%. Кроме того, постоянная мутация вируса приводит к противоречивым результатам ПЦР при исследовании одних и тех же образцов в различных лабораториях [Crawford с соавт., 2005 и 2007]. Противоречивые результаты между серологическим и ПРЦ анализом (например, серологический – положительный, ПЦР – отрицательный) могут быть объяснены тем, что специфические праймеры не подходят для данного подтипа вируса FIV, но не говорит об отсутствии инфекции. Этот аспект важен для понимания того, какими методами предпочтительнее проводить исследования в том или ином случае. Так, если кошка была вакцинирована против ВИК, тогда результат ПЦР будет отрицательным. Возможна и противоположная ситуация: результат ПЦР – положительный при отсутствии антител. Такое случается у кошек, живущих в тесном контакте с FIV-инфицированными серопозитивными кошками в результате передачи провируса без развития определяемых уровней сывороточных антител или болезни [Dandekar с соавт., 1992]. У таких животных сероконверсия в большинстве случаев затягивается на несколько недель и даже месяцев.

2.5.2. Косвенные методы обнаружения, серология

Существует ряд серологических тестов, определяющих вирусные структурные белки (например, белок капсида p24 и gp41). Такие тесты выпускаются в виде ИФА наборов или иммунохроматографии. «Золотым стандартом» для диагностики ВИК является Вестерн блоттинг, который используется для подтверждения сомнительных результатов.

Экспресс-тесты построены по принципу ИФА и предназначены для выявления антител к трансмембранному антигену вируса [сообщение от IDEXX, март 2008].

И иммуноферментный анализ, и иммунохроматографические тесты, как правило, вполне применимы для диагностических целей, но они имеют свои ограничения, в частности специфичность из наиболее часто используемых тестов, как правило, ниже 100%, что особенно важно в странах с низкой распространенностью заболевания.

Любой положительный результат на территориях и ареалах с низкой распространенностью вируса (например, молодые животные, кошки, содержащиеся в помещении, чистопородные кошки) должен быть подтвержден, например, Вестерн-блоттингом. Положительный результат у кошки из группы риска (например, бездомные животные, кошки старше 5 лет, коты), вероятно, будет положительным, потому что частота истинно положительных результатов превышает в этом случае частоту ложноотрицательных в этой группе. С другой стороны, ложные отрицательные результаты могут быть получены в начале инфекции, когда кошки уже имеют провирус, но остаются серонегативными в течение нескольких недель и даже месяцев. Кроме того, ложно отрицательные результаты могут быть получены также в терминальной стадии заболевания, что связано с иммунодефицитом, а также при высокой вирусной нагрузке, так как может произойти секвестрация антител.

Котята от инфицированной кошки могут давать серопозитивные результаты в результате пассивно приобретенных материнских антител. В таких случаях котята должны быть повторно исследованы по достижении 16-недельного возраста, к тому времени в большинстве случаев уровень колостральных антител снизится до порогового уровня, и, если будет получен положительный результат, он будет свидетельствовать об инфекции. Однако в редких случаях антитела могут сохраняться у котят до 6-месячного возраста [Levy с соавт., 2003]. Таким образом, котятам, у которых в 16 недель был получен положительный результат, необходимо провести повторное исследование через два месяца. Если в шесть месяцев результат по-прежнему положительный, следует говорить об инфицировании.

ПЦР может быть использована для обнаружения вируса у серонегативных животных.

Вакцинация кошек против вируса иммунодефицита кошек (FIV) с использованием инактивированных штаммов приводит к быстрому и стойкому образованию антител.

Такие вакцины имеются в США, но не лицензированы в Европе и России, и поэтому не могут быть использованы. Диагностические тесты, доступные в настоящее время, не различают вакцинированных кошек от инфицированных, что создает определенные трудности в регионах, где проводится вакцинация [Richards, 2005].

В такой ситуации рекомендуется определение количества CD4 + и CD8 + лимфоцитов. Однако из-за сложности этих исследований и тот факт, что значение этих показателей не был известен до заражения, означает, что этот метод не является в настоящее время клинически значимым.

2.6.1 Прогноз для ВИК-инфицированных кошек

Кошки не должны подвергаться эвтаназии только на основании положительного результата теста. Ведь вполне возможно, что ВИК-инфицированная кошка проживет дольше неинфицированной (Kohmoto et al., 1998; Addie et al., 2000; Levy et al., 2007). Тем не менее, ВИК-позитивные животные имеют более высокий риск развития клинических признаков, в основном за счет вторичной инфекции, иммунных заболеваний или неоплазии [Lutz et al., 1990; Hosie et al., 1989; Lutz et al., 1988b].

Продолжительность бессимптомной стадии варьирует и зависит от возраста, в котором произошло заражение [Pedersen с соавт., 2001]. На основании экспериментальных исследований было установлено, что у кошек, инфицированных в более раннем возрасте с большей вероятностью возможно развитие иммунодефицита [George et al., 1993; Podell at al., 1997].

2.6.2 Профилактика

Одной из наиболее важных профилактических мер по охране здоровья пациента является защита кошки от других инфекций. У ВИК инфицированных кошек вторичная инфекция может не только вызвать клинические признаки, но и привести к прогрессированию иммунодефицита. Кошки, содержащиеся в изолированном помещении, например, в квартире, имеют минимальный риск заражения ВИК и другими инфекциями, большинство из которых распространяется посредством контакта с другими животными. В некоторых питомниках, в которых некоторые инфекционные заболевания являются эндемичными, внимание должно быть уделено изоляции ВИК-инфицированных кошек.

Кошки с бессимптомным течением ВИК должны быть стерилизованы. Это поможет уменьшить агрессию у котов и риск передачи инфекции. Кроме того, это также поможет уменьшить количество нежелательных контактов с другими кошками.

2.6.2.3 Регулярный ветеринарный контроль

ВИК-инфицированные кошки должны наблюдаться у ветеринарного специалиста, по крайней мере, каждые шесть месяцев. Кроме проведения клинического осмотра обязательно необходимо контролировать вес. Периодически следует проводить анализ крови на морфологические и биохимические показатели крови, а также анализ мочи. Мониторинг CD4 и CD8 не является общедоступным и в большинстве случаев проведение такого исследования не возможно в ветеринарной практике.

ВИК-инфицированные кошки с бессимптомным течением, как правило, хорошо переносят операции, но перед любыми хирургическими и стоматологическими манипуляциями следует использовать парентеральное введение антибиотиков. Допускается содержать ВИК-инфицированных кошек в одном помещении со здоровыми, например, в стационаре, однако, они должны быть расположены в отдельных клетках. В тоже время следует учитывать ослабленный иммунитет и держать их подальше от кошек с другими инфекционными заболеваниями. Ни при каких обстоятельствах ВИК-инфицированные кошки не должны быть размещены в одном помещении с животными с инфекционной патологией, особенно с заболеваниями респираторного тракта.

2.6.2.4 Вакцинация ВИК-инфицированных кошек

Вакцинация ВИК-инфицированных животных является спорным вопросом. Экспериментальные исследования показали, что у кошек с бессимптомной инфекцией в ответ на вакцинацию развивается сильный иммунный ответ, что говорит об эффективности применения вакцины. Тем не менее, не известно, на сколько эффективна вакцинация кошек на более поздних стадиях развития иммунодефицита.

Есть мнение, что вакцинация ВИК-инфицированных кошек может быть не безопасным. Во-первых, стимулирование иммунной системы, связанное с введением вакцины, может привести к прогрессированию иммунодефицита в результате изменения неустойчивого баланса между иммунной системой и вирусом. Так, стимуляция инфицированных лимфоцитов in vitro приводит к репродукции вируса. In vivo, вакцинация хронически инфицированных кошек синтетическим вирусным пептидом приводила к с уменьшению соотношения CD4/CD8. Потенциальные плюсы и минусы вакцинации кошек с иммунодефицитом должны рассматриваться индивидуально. У взрослых кошек, которых вакцинировали ранее, даже несколько лет назад, риск заражения инфекцией низок, так что новой вакцинации лучше избежать. У кошек, имеющих постоянный доступ на улицу риск заражения очень высок, поэтому вакцинация им настоятельно рекомендуется.

Хотя нет никаких научных доказательств того, что ВИК-инфицированные кошки находятся в группе повышенного риска при использовании живых вакцин, следует иметь ввиду, что рекомендуются к использованию инактивированные вакцины. Применение живых вакцин кошкам с иммунодефицитом может спровоцировать клиническое заболевание, поскольку вакцинный антиген может сохранять некоторый патогенный потенциал.

2.6.3 Симптоматическое лечение

Соответствующие симптоматическое лечение ВИК-инфицированных кошек должно быть начато как можно раньше. Для эффективной терапии в первую очередь необходимо установить этиологию вторичной инфекции. Таким образом, у ВИК-инфицированных кошек должны проводиться более объемные диагностические исследования, нежели у неинфицированных. Многие кошки с иммунодефицитом реагируют на терапию также как и неинфицированные, однако в некоторых случаях возникает необходимость использования более агрессивных средств (например, антибиотики).

Некоторые клиницисты предпочитают использовать у ВИК-инфицированных кошек с хроническим стоматитом кортикостероиды и другие препараты, подавляющие иммунную систему, но их использование является спорным из-за возможных побочных эффектов. Гризеофульвин угнетает функцию костного мозга у ВИК-инфицированных кошек и не должен использоваться [Shelton et al., 1990]. Филграстим – стимулятор лейкопоэза – при использовании у инфицированных кошек с глубокой нейтропенией может увеличить количество нейтрофилов, пораженных вирусом [Phillips с соавт., 2005], что приведет к повышению вирусной нагрузки в периферической крови во время лечения за счет повышения экспрессии FIV инфицированных лимфоцитов [Aral et al., 2000].

Эритропоэтин также эффективно используется у кошек с нерегенеративной анемией из-за дефицита эндогенного эритропоэтина при хронической почечной недостаточности. У ВИК-инфицированных кошек, получавших эритропоэтин человека, наблюдается постепенное увеличение красных и белых кровяных клеток [Aral et al., 2000]. Увеличения вирусной нагрузки не происходит, поэтому эритропоэтин может использоваться без опасений.

Читайте также:  Увеличение plt в анализе крови

2.6.4 Специфические терапевтические препараты

2.6.4.1 Противовирусные средства

Большинство противовирусных препаратов, используемых у кошек лицензированы для применения в медицине и предназначены специально для лечения ВИЧ-инфекции. Некоторые из них могут быть вполне использованы для лечения ВИК, однако многие из доступных препаратов являются токсичными для кошек или малоэффективными.

AZT (Зидовудин) является аналогом нуклеозида, который блокирует обратную транскриптазу ретровирусов. Было показано, что AZT подавляет репликацию вируса FIV in vitro и in vivo, может снизить вирусную нагрузку в плазме, улучшает иммунологическую картину и клиническое состояние ВИК-инфицированных кошек, а также повышает качество жизни. AZT снижает клиническое проявление стоматита у инфицированных кошек [Hartmann с соавт., 1995]. Дозировка препарата составляет 5-10 мг / кг каждые 12 часов перорально или подкожно. Чем больше дозировка на животное, тем с большей осторожностью должен использоваться препарат в связи с возможными побочными эффектами.

Для подкожных инъекций лиофилизированный препарат следует развести в изотоническом растворе хлорида натрия, чтобы избежать местного раздражения. Для перорального применения можно использовать сироп или желатиновые капсулы. Во время лечения должен регулярно проводиться анализ крови (раз в неделю в течение первого месяца), так как наиболее частым побочным эффектом является нерегенеративная анемия, особенно если используется высокая дозировка. Если значения показателей крови стабильны в течение первого месяца, будет достаточным контролировать кровь раз в месяц. Исследования показали, что ВИК-инфицированные кошки, которых лечили в течение двух лет, хорошо переносят AZT. Иногда в течение первых трех недель возможно снижение гематокрита, однако, даже если лечение продолжается, этот показатель постепенно нормализуется. Если гематокрит падает ниже 20%, рекомендуется прекратить лечение, анемия обычно проходит в течение нескольких дней. К сожалению, как в случае с ВИЧ, в результате мутаций через шесть месяцев после начала лечения возможно возникновение AZT-устойчивых штаммов ВИК.

Плериксафор (Mozobil) — низкомолекулярный антагонист хемокинового рецептора CXCR4. CXCR4 является основным ко-рецептором Т-клеточных адаптированных штаммов ВИЧ, блокирование рецептора CXCR4 приводит к торможению репликации вируса. ВИК также использует рецептор CXCR4 [Frey et al., 2001, Willet et al., 1997; Richardson et al., 1999; Egberink et al., 1999], что объясняется высокой степенью гомологии этих двух вирусов. Плериксафор не лицензирован в качестве противовирусного препарата и используется в качестве активатора стволовых клеток для пациентов, у которых провели трансплантацию костного мозга. Препарат эффективен против ВИК in vitro. Применение препарата у ВИК-инфицированных кошек (0,5 мг / кг каждые 12 часов подкожно в течение 6 недель) показало статистически значимое улучшение клинической картины и снижение провирусной нагрузки. Побочных эффектов зарегистрировано не было [Hartmann с соавт., 2002].

Кошачий интерферон (Feline interferon-w) был недавно разрешен к применению в ветеринарии в некоторых европейских странах и Японии. Интерфероны являются видоспецифичными, поэтому этот препарат может использоваться пожизненно. Никаких побочных эффектов зарегистрировано у кошек не было. Кошачий интерферон активен в отношении ВИК in vitro. Эффективность препарата in vivo еще проверяется [de Mari et al., 2004].

Человеческий интерферон обладает иммунномодулирующим эффектом, также действует как истинный противовирусный препарат, защищая клетки от репликации вируса [Tompkins, 1999]. При использовании человеческого интерферона допустимо применение двух схем лечения: подкожно в высоких дозах (104-106 МЕ / кг в сутки) или перорально в низких дозах (от 1 до 50 МЕ / кг в сутки). Когда используется подкожное введение в высоких дозах, концентрация препарата в сыворотке крови значительно возрастает, но он становится неэффективным после трех-семи недель в связи с образованием нейтрализующих антител [Zeidner с соавт., 1990]. Испытания, в которых кошки получали препарат перорально (10 МЕ / кг в день) показали увеличение выживаемости CD4 + Т-клеток [Pedretti et al., 2006].

Иммуномодуляторы или индукторы интерферона широко используются в терапии ВИК-инфицированных кошек. Было высказано предположение, что эти препараты могут помочь инфицированным животным за счет восстановления ослабленной иммунной функции, что позволяет пациенту контролировать вирусную нагрузку. Однако нет достоверных исследований, на сколько иммуномодуляторы или альтернативные препараты обладают благотворным влиянием на здоровье и продолжительность жизни ВИК-инфицированных кошек с бессимптомной или клинически выраженной инфекцией. Неспецифическая стимуляция иммунной системы может быть даже противопоказана при ВИК, так как это может привести к увеличению репликации вируса в результате активации латентно инфицированных лимфоцитов и макрофагов, и, следовательно, может вызвать прогрессирование болезни. Таким образом, неспецифические иммуномодуляторы не должны использоваться у ВИК-инфицированных кошек.

В настоящее время в России нет коммерчески доступной вакцины против ВИК. В экспериментальных условиях удавалось иммунизировать кошек путем использования инактивированной вакцины или сочетания инактивированного вируса и ДНК-вакцины [Hosie, 2007]. В США коммерческая вакцина доступна с 2002 года, а в Австралии и Новой Зеландии с 2004 года.

Тем не менее, эффективность вакцины не была протестирована на ряде европейских изолятов [Dunham et al., 2006].

Следует отметить, что использование вакцины приведет к ряду проблем, связанных с серологической диагностикой инфекции.

2.8.1. Владельцам, у которых 5 и более кошек

Целый ряд факторов может повлиять на риск передачи ВИК между кошками в домашних условиях, например, штамм вируса и / или вирусная нагрузка в слюне. В большинстве случаев риск передачи достаточно низкий в социально адаптированных популяциях. Если хотя бы у одной кошки выявлен ВИК, все остальные контактирующие животные должны быть проверены для того, чтобы определить их статус. ВИК в основном передается через укусы во время драк, и если нет драки – с большой вероятностью не будет заражения. Исследования показали, что здоровые кошки, постоянно контактирующие с ВИК-инфицированной, могут оставаться свободными от вируса на протяжении нескольких лет. Желательно, чтобы все кошки были стерилизованы, и важно, чтобы не появлялось новых кошек, так как это может привести к дракам и, следовательно, может произойти передача возбудителя, даже между кошками, которые мирно жили вместе в течение длительного времени.

Однако, если у некоторых животных есть другие инфекционные заболевания, они могут распространяться между другими кошками, в этом случае риск передачи инфекции может быть выше. Поэтому в этой ситуации особое внимание должно быть уделено изоляции ВИК-инфицированных кошек, чтобы избежать распространения вторичной инфекции.

ВИК является важным фактором, которым не следует пренебрегать в приютах. В таких популяциях кошек распространенность инфекции достаточно высока, особенно у котов и бездомных кошек.

Рекомендуется всех вновь поступающих в приют кошек проверять на минимальный набор инфекционных заболеваний, в том числе ВИК. В случае, если у ВИК-инфицированной кошки наблюдается клиническая картина болезни, связанная с терминальной стадией инфекции, следует рассмотреть вопрос об эвтаназии.

Серологические тесты не могут быть использованы для надежного выявления инфицированных котят в возрасте до 6-месячного возраста. Положительный результат не подтверждает, что котенок заражен, поэтому котята не должны подвергаться эвтаназии. В этой ситуации следует проводить ПЦР диагностику, хотя она и имеет некоторые ограничения.

В приютах необходим индивидуальный подход к каждому животному, чтобы не допустить перекрестного заражения. Как минимум, ВИК-позитивные кошки должны быть изолированы от не инфицированных.

2.8.3 Питомники

ВИК редко встречается в питомниках, потому что обычно кошки содержатся в хороших условиях, а добросовестные заводчики ежегодно проводят исследования на основные инфекционные заболевания кошек. Новые кошки, а также животные других владельцев должны быть проверены перед вязкой на ВИК. Кошки, которые покинули питомник и потом вернулись, должны быть изолированы на срок до 3-х месяцев и обязательно исследованы на ВИК прежде, чем попадут обратно в питомник.

Инфекционный перитонит (FIP) является системным заболеванием, которое индуцированно коронавирусом (FCoV) и является одним из основных летальных инфекций у молодых кошек. Заболевание может регистрироваться у кошек всех возрастов, но чаще всего до 3 летнего возраста.

Коронавирус кошек (FCoV) принадлежит к семейству Coronaviridae. Вирус содержит большое количество генетической информации, это позволяет отнести его к крупнейшим из всех РНК-содержащих вирусов.

По сравнению с вирусами лейкоза и иммунодефицита представитель данного семейства более устойчив в окружающей среде. Коронавирус может сохраняться до 7 недель в высушенном состоянии, поэтому легко передается через лотки с наполнителем, одежду, миски для воды и корма, с обувью и одеждой. Кошка может заразиться даже на выставках. Тем не менее, вирус легко инактивируется обычными бытовыми моющими и дезинфекционными средствами.

Вирус чрезвычайно широко распространен как среди домашних кошек, так и среди диких представителей семейства кошачьих.

Наиболее часто заболевание регистрируют у кошек в питомниках и приютах для животных (от 80 до 100%), а также у владельцев нескольких, как правило, пяти и более кошек.

Кошачий коронавирус (далее FCoV) подразделяют на 2 биологических типа – вирус инфекционного перитонита (FIPV) и вирус энтерита кошек (FeCoV).

Существует теория, согласно которой кишечный коронавирус (FeCoV) мутирует в желудочно-кишечном тракте инфицированной кошки и вызывает системное заболевание – инфекционный перитонит. Сайты мутации до конца не изучены. Эту гипотезу подтверждает наличие вирулентных и авирулентных штаммов вируса, циркулирующих в популяции кошек.

Вторая гипотеза развития инфекционного перитонита предполагает, что любой из 2-х вирусов может вызвать перитонит. Определяющими факторами развития заболевания являются вирусная нагрузка и иммунный ответ кошки. Вполне вероятно, что оба фактора, а именно вирусная генетика и иммунитет, играют определяющую роль в развитии перитонита. В любом случае, было доказано, что вирус, вызывающий перитонит (FIPV) обладает тропностью к макрофагам и моноцитам.

Большинство кошек, инфицированных коронавирусом, продолжают жить без каких-либо последствий. Развитие летального заболевания происходит лишь у 5-12% инфицированных животных.

Возраст является важным фактором риска развития FIP и 70% кошек, у которых развивается заболевание не старше года. Тем не менее, болезнь наблюдается у кошек вплоть до 17 лет.

Распространенность инфекции выше у кошек, ведущих активную половую жизнь, а также у животных, подвергающихся стрессу (операция, переезд, смена владельца, ко-инфекция с FeLV). Поэтому контроль над стрессовыми ситуациями является важной частью профилактики возникновения инфекционного перитонита.

Зачастую кошка является источником инфекции для своих котят. Однако заражение не происходит до 5-6 недельного возраста, что связано с наличием колострального иммунитета. Редко возможно заражение даже в 2-х недельном возрасте.

Основной фактор передачи вируса – фекалии, а основной путь передачи инфекции считается фекально-оральный. Доказано, что кошки могут передавать вирус через слюну (общая миска, вылизывание), а также трансплацентарно.

Чаще всего заражение происходит от кошки с бессимптомным течением заболевания, в то время как вирус выделяется в окружающую среду. Заражение от клинически больной вирусным перитонитом кошки также возможно, однако это не всегда приводит к заболеванию.

Выделение вируса начинается в течение первой недели после инфицирования и может продолжаться недели, месяцы и годы. Небольшая часть кошек способна распространять вирус в течение всей жизни (пожизненное носительство).

За последнее время произошли изменения в понимании патогенеза инфекционного перитонита. Ранее полагали, что коронавирус локализуется в энтероцитах, а возникновение системной инфекции являлось определяющим в развитии перитонита. Однако было установлено, что в большинстве случаев системная инфекция является субклинической и зависит от степени виремии. Kipar и др. (1999) показали, что коронавирусная инфекция приводит к росту числа моноцитов / макрофагов в гемолимфоидных тканях. Именно эти клетки являются ключевым фактором в развитии FIP. Они играют важную роль в репликации вируса FCoV, формировании гранулематозного поражения и развитии васкулитов при перитоните.

Проведенные сравнительно недавно исследования показали, что у кошек с инфекционным перитонитом отмечается глубокое истощение Т-клеток в периферической крови и лимфе на фоне гипергаммаглобулинемии. Эти результаты указывают на серьезную вирус-индуцированную иммунную регуляцию, при которой возможна неконтролируемая репликация вируса. Несмотря на гуморальный иммунный ответ, антитела не в состоянии распознать инфицированные вирусом клетки. Groot-Mijnes и др. (2005) провели эксперимент, заразив кошек высоко вирулентным штаммом FIPV 79-1146. Первоначально, у всех животных повысилась температура, наблюдали потерю веса и лимфопению. Со временем число лимфоцитов восстановилось, однако у большинства животных зарегистрировали рецидив (увеличение вирусной нагрузки). Увеличение репликации вируса совпала с лихорадкой, потерей веса, а также резким снижением в периферической крови CD4 + и CD8 + Т-клеток. Авторы утверждают, что эффективность начального Т-клеточного ответа критически определяет прогрессирование заболевания и конечный исход болезни. Углубление нашего понимания природы иммунной защиты, ее роли в борьбе с коронавирусной инфекцией является существенным для адекватной профилактики FIP.

Колостральный иммунитет защищает котят до 5-6 недельного возраста. Уровень материнских антител начинает снижаться на 6-8 неделю жизни.

Естественный иммунитет является кратковременным, и кошки могут повторно заразиться. Роль гуморального иммунитета в защите от FIP спорна. Кошки наиболее склонны к развитию перитонита при первом контакте с вирусом.

3.5. Клинические признаки

Клинические признаки весьма изменчивы, что обусловлено локализацией васкулита и гранулематозных поражений.

Инфекционный перитонит подразделяют на 2 формы – так называемую влажную и сухую. При влажной (эффузивной) форме основным клиническим признаком является асцит. В случае выпота в грудную полость возможна одышка.

Еще одним признаком, при котором следует исключить коронавирусную инфекцию – это рефрактерная к антибиотикам лихорадка. Кроме того, у инфицированных кошек регистрируют снижение аппетита и потеря веса (не всегда). При сухой форме единственными признаками могут быть лихорадка, анорексия и летаргия, особенно на ранних стадиях заболевания.

При поражении внутренних органов (в зависимости от локализации) при клиническом осмотре возможно выявить

  • увеличение почки;
  • хроническая диарея и рвота;
  • увеличение мезентериальных лимфоузлов (можно ошибочно подозревать неоплазию);
  • изменение цвета радужки, анизокория и дизкория или вторичные изменения: ирит, внезапная потеря зрения и гифема, хориоретинит, отслоение сетчатки;
  • неврологические признаки встречаются более чем в 10% случаях в результате очагового, мультифокального или диффузного поражения: атаксия, гиперестезия, нистагм, эпилептические припадки, дефекты проводимости импульсов черепных нервов;
  • диффузная пневмония и одышка;
  • гранулематозные некротические поражения кожи.

Диагностика FIP была сложной задачей в течение многих лет. Использование традиционных диагностических инструментов инфекционных заболеваний (например, ПЦР, ИФА, иммунохроматография) для выявления FIP и FCoV привело к замешательству ветеринарных специалистов и необоснованной эвтаназии кошек. Диагностика инфекционного перитонита должна основываться на биологическом поведении вируса. Ключевой особенностью мутантного коронавируса является его способность к репликации в макрофагах и моноцитах. Этот фактор является ключевым и единственным в достоверной диагностике инфекционного перитонита. К сожалению, зачастую решение об эвтаназии принимается на основании косвенных диагностических данных или неэффективности лечения.

Иммуногистохимия является «золотым стандартом» в диагностике вирусного перитонита. Наличие фибринозного и гранулематозного поражения на серозной поверхности, пиогрануломатозный васкулит и периваскулит, пиогрануломатогные поражения в нескольких органах свидетельствуют в пользу вирусного перитонита. Подтверждение диагноза иммуногистохимическим методом возможно в высокотехнологичных испытательных лабораториях. Метод основан на использовании специфических антител для выявления вируса в макрофагах в гистосрезах различных тканей. Иммуногистохимия позволяет обнаружить макрофаги с достаточно большим количеством вируса.

Прямая иммунофлюоресценция также позволяет выявить инфицированные макрофаги в асцитной (плевральной / перикардиальной) жидкости и обладает 100% специфичностью.

Косвенные доказательства инфекционного перитонита кошек

  • Анамнез. Прежде всего, необходимо учитывать, что чаще всего вирусным перитонитом болеют кошки до 3-х летнего возраста. Следует подробно расспросить владельца о том, были ли стрессовые ситуации, нежелательные контакты с другими кошками, посещение выставки и т.д.
  • Гематология. Общий анализ крови является рутинным исследованием в большинстве ветеринарных клиник. При подозрении на инфекционный перитонит следует обратить внимание на умеренный нейтрофилез и лимфопению, однако, они могут встречаться и при других заболеваниях.
  • Биохимические показатели.

Изменения биохимических показателей во многом зависит от того, в каком органе (органах) локализуются изменения. Наиболее часто регистрируют гипергаммаглобулинемию. Но следует помнить о том, что это происходит и при других заболеваниях (например, стоматит, хроническая инфекция урогенитального тракта, дирофиляриоз и др.) и отражает хроническую антигенную стимуляцию. Если концентрация γ-глобулина в сыворотке (определяется электрофорезом белковых фракций) превышает 25 г/л, прогностическая ценность составляет 86%. Кроме этого, значительно повышается концентрация белков острой фазы (гликопротеин).

При влажной форме вирусного перитонита кошек, в жидкости содержится много белка, в основном за счет γ-глобулинов. Если концентрация γ-глобулинов определяется электрофорезом белковых фракций и составляет 10 г/л, специфичность теста составляет 83%. При микроскопии осадка исследуемой жидкости обнаруживаются преимущественно нейтрофилы и макрофаги. Положительный тест Ривальта имеет прогностическую вероятность 86%, однако аналогичный результат будет и при бактериальном перитоните или лимфоме.

Есть мнение, что если концентрация белка в ликворе превышает 2 г/л, можно подозревать инфекционный перитонит. Но это не всегда так. Полезно сравнивать уровень антител в ликворе и сыворотке. Если их соотношение более 1, можно предположить, что неврологическая симптоматика вызвана коронавирусом.

Первые тесты, которые использовались для диагностики перитонита, были разработаны в 1976 году. Однако до сих пор серологическая диагностика является самой неинформативной. Эти тесты на самом деле выявляют антитела к любому коронавирусу. В связи с этим, высокий процент здоровых кошек является серопозитивным, и у большинства никогда не будет инфекционного перитонита (FIP). Как наличие антител не означает инфекционный перитонит, так и их отсутствие не исключает его. Статистически установлено, что около 10% кошек с клиническим течением FIP не имеют антител к вирусу. С учетом этих фактов, прогностическая ценность теста не является высокой и составляет 67%. Вместе с тем, высокие титры антител (1:1600-1:6400) помогают в диагностике вирусного перитонита.

ПЦР не рекомендуется для диагностики инфекционного перитонита в качестве моно-теста, так как генетически практически не возможно отличить FIPV от FCоV. В связи с этим, положительный результат возможен у 5-50% здоровых носителей.

Рекомендуется использовать Real-time ПЦР, поскольку считается, что уровень РНК может коррелировать с репликацией вируса FCoV и, таким образом, может быть связан с наличием FIP. ПЦР применима для выявления вируса во внутренних органах. Наиболее часто вирус можно обнаружить в печени (48%) и селезенке (42,3%), реже в почках (21,1%).

Результаты ПЦР следует интерпретировать в сочетании с клиническим состоянием кошки. Анализ нельзя использовать в качестве единственного теста для диагностики инфекционного перитонита.

К сожалению, новых данных по лечению вирусного перитонита нет. Терапия должна быть направлена на подавление чрезмерной атаки иммунной системы на ткани организма и повышение способности организма ограничить репликацию вируса.

Из медикаментозных средств возможно использование следующих препаратов:

Преднизолон из расчета 2-4 мг/кг/день, постепенно снижая дозировку каждые 2 недели до оптимальной дозы. Следует учитывать, что преднизолон подавляет гуморальной и клеточный иммунитет, но поможет улучшить качество жизни и аппетит на некоторое время.

Тромбоксан – ингибиторы синтетазы (oragrel HCl, 5 мг/кг 2 раза в день) – тормозит агрегацию тромбоцитов и, как сообщается, улучшает клинические признаки.

Пентоксифиллин (Трентал) (100 мг 2 раза в день) – направлен на лечение васкулитов и часто используется с преднизолоном.

Кошачий рекомбинантный интерферон омега (1M МЕ п/к с преднизолоном). По результатам одного неконтролируемого исследования, проведенного в Японии в 2004 году, у 30% кошек улучшал клиническое течение заболевания. Успех этого препарата у других авторов был не такой красочный. Более поздние исследования, касающиеся применения интерферона с преднизолоном, не дали статистически значимых улучшений в клиническом статусе инфицированных кошек.

Следует иметь ввиду, что выраженной клинической картине заболевания эффективность лечения очень низка. Учитывайте факторы, которые указывают на скорый летальный исход:

Инфекционный перитонит является серьезной проблемой, особенно в приютах, да и для владельцев нескольких кошек. В настоящее время существует только одна вакцина против данной инфекции — Primucell ®, предотвращающая развитие заболевания у 50-75% иммунизированных животных. Поскольку вакцина не дает 100% защиты, основной путь профилактики – это выполнение санитарно-гигиенических мероприятий и мер, снижающих вероятность инфицирования. И, как показывает практика, такие меры весьма эффективны. В связи с огромным перечнем инфекционных заболеваний, которыми могут заразиться кошки, гигиена в любом случае должна быть на первом месте. Профилактика стресса тоже не маловажный момент, так как развитию перитонита обычно предшествует напряженный период в жизни кошки.

Несмотря на то, что вирус легко разрушается под действием дезинфицирующих и моющих средств, в обычных условиях в высушенном состоянии он может сохранять вирулентность до 7 недель. В связи с этим вирус очень заразен, даже если в приюте появится одна инфицированная кошки, она способна заразить не менее 90% всех кошек.

  1. Необходимо снизить количество кошек на неблагополучной территории;
    • Индивидуальный уход;
    • Отдельное содержание в зависимости от статуса (серопозитивные и ПЦР-позитивные отдельно от отрицательно реагирующих);
  2. С целью профилактики заражения котят проводят ранний отъем и изоляцию
    • См. протокол в табице
  3. Максимально предотвратить контаминацию окружающей среды вирусом
    • Использовать 1 лоток не более чем на 1-2 кошки;
    • Использовать вирулицидные наполнители для туалетов;
    • Проводить механическую чистку и дезинфекцию туалета не реже, чем раз в неделю;
    • Разделить зону приема корма от туалета;
    • Регулярно убирать мусор вокруг лотка;
    • Выстригать шерсть на задней части тела у длинношерстных пород;
    • Дезинфицировать руки после контакта с кошкой с использованием гипохлорита натрия (разбавленный 1:32);
    • Стараться лишний раз не брать на руки кошек;
  4. Вакцинация с использованием Primucell ®
    • Вновь поступающие кошки в питомник до поступления в общую группу должны быть вакцинированы дважды с интервалом 4 недели.

Важным аспектом является диагностика, которая и без того осложнена ограниченными диагностическими возможностями в условиях ветеринарных клиник. Так, титр антител к вирусу будет не одинаков при исследовании в разных лабораториях, хотя ложноположительные результаты практически исключены. Что касается ПЦР, то определение РНК вируса в фекалиях не является диагностически значимым для постановки диагноза «инфекционный перитонит», так как примерно 25% серопозитивных кошек выделяют вирус в окружающую среду. ПЦР в реальном времени может быть более полезной, поскольку появляется возможность количественного анализа вирусных частиц. Необходимо иметь ввиду, что выделение вируса с фекалиями не носит постоянных характер, поэтому для выявления носителей исследование методом ПЦР рекомендуется проводить несколько раз с интервалом один месяц. Чтобы объективно утверждать, что кошка не является источником инфекции, следует получить не менее пяти отрицательных результатов в ПЦР при ежемесячном исследовании, или, в том случае, если титр антител составляет менее чем 1:10.

3.8.1. Контроль передачи вируса: гигиена и уход

Ключом к предотвращению инфекционного перитонита является недопущение коронавирусной инфекции. В основном, это достигается путем сепарации инфицированных и неинфицированных животных с соблюдением основных гигиенических норм и правил (см. схема 1).

В питомниках и приютах зарубежных стран принято контролировать уровень антител к вирусу каждые 3-6 месяцев. Если титр составляет 1:20 и менее, кошку помещают в группу серонегативных, и, наоборот, при повышении титра антител, животных изолируют.

Суть гигиенического барьера заключается в предотвращении передачи инфекции в питомнике. Каждая кошка должна содержаться в индивидуальной клетке. Никогда не прикасайтесь к «чистым» животным / миске / лотку после контакта с грязными предметами. Тщательно дезинфицируйте руки. Раздавайте корм перед тем, как делать уборку, а лучше всего, если это будут делать разные люди.

Организуйте расположение животных таким образом, чтобы разграничить животных с инфекционной патологией. Ежедневно делайте осмотр, кормите и убирайте лотки начиная с животных с хирургической патологией и заканчивая кошками с инфекционными заболеваниями. Это полезная практика обычного распорядка в питомнике, основанная на зонировании помещения в зависимости от степени зараженности.

Мы можем случайно стать фактором передачи вируса передавать (руки, обувь или одежду), когда просто передвигаемся по питомнику. Поэтому следуйте простому правилу – мыть руки перед каждым животным. На границах санитарных зон питомника должны располагаться дезковрики.

Котята должны иметь индивидуальные миски, подстилку и лотки, которые используются только для них. Лучше всего для котят использовать миски и лотки другой цветовой гаммы, это поможет избежать путаницы. Очищайте и дезинфицируйте инвентарь и подстилку ежедневно один или два раза в неделю.

Очень важно, чтобы во время кондиционирования воздух в помещение поступал непосредственно с улицы, а не из другого помещения.

3.8.2. ПРОФИЛАКТИКА коронавироза у котят

Было установлено, что котята до 5-6 недель защищены от заражения колостраным иммунитетом. Это позволило получать неинфицированных котят в питомниках, где коронавироз является эндемичным заболеванием. Помимо раннего отъема, следует полностью минимизировать любые стрессовые факторы у кошек.

Схема 2. Протокол для профилактики инфекции у котят

Дезинфицируйте руки с использованием гипохлорита натрия (раствор 1:32)

источник